Собаки смертники в годы вов


СССР: как собак обучали уничтожать немецкие танки | Россия | ИноСМИ

В 1942 году в СССР стали обучать собак подрывать немецкие танки

Конец 1942 года, Сталинград. Морозную тишину разрывает рев немецких танков, которые движутся в направлении позиций неприятеля. Неожиданно, перед головной машиной появляется собака с каким-то предметом на спине. Обозреватель, находящийся в головной машине, не придает ее особого значения. Мало ли какие бездомные собаки тут гуляют. Тем временем, собака стремглав бросается под днище боевой машины. Через несколько мгновений немецкие солдаты с удивлением наблюдают, как танк подрывается, а из-под его гусениц вырывается сноп огня. Специально натренированная собака с привязанной к ее туловищу миной подорвала очередной немецкий танк.

Хотя вышеописанный случай является плодом воображения, во время войны между СССР и Германией немецким бронетанковым войскам зачастую приходилось сталкиваться с необычными четвероногими врагами. Это были специально натренированные собаки, которые несли на себе холщовые мешки с тротилом и бросались под вражеские танки, которые в результате этого подрывались. Советские солдаты называли их собаками-бомбами, а немецкие — противотанковыми собаками. Эти псы-камикадзе действовали, повинуясь исключительно заложенному в них условному инстинкту, даже не подозревая, какая жестокая участь им уготована.

Обо всем этом можно прочитать в книге «100 самых интересных историй Второй мировой войны» (Las 100 mejores anécdotas de la Segunda Guerra Mundial), представляющей собой очередное переиздание труда историка и журналиста Хесуса Эрнандеса (Jesús Hernández), впервые увидевшее свет в 2003 году.

Собаки для любых целей

Идея использовать собак на поле боя родилась в СССР в 1924 году, хотя изначально их функции были совершенно иными и заключались в том, чтобы отыскивать в снегу раненых и обнаруживать заложенные в землю мины по характерному запаху находившейся в них взрывчатки. Также рассматривалась возможность доставки с помощью «четвероногих друзей человека» сообщений в различные воинские части, хотя впоследствии от этого отказались из-за множества неудобств, которые подобное использование собак в себе таило, в частности, поимка собаки противником или ее возвращение к хозяевам.

Зная возможности собак, советские дрессировщики решили добиться того, чтобы эти животные доставляли тротиловые заряды под нижнюю часть танка, которая является наиболее уязвимой из-за тонкой брони. Это была нелегкая задача, но в случае ее решения можно было приступить к отработке приемов подрыва зарядов под днищем танка.

Как прививали условные рефлексы «противотанковым» собакам


Чтобы заставить собак выполнять эту задачу, советские дрессировщики основывались на исследованиях Ивана Павлова и Эдварда Торндайка, создателей теорий условного рефлекса и инструментального условного рефлекса. Первая гласит, что в ходе дрессировки новый условный стимул может запустить строго определенную рефлекторную реакцию. Данная реакция ассоциируется с физиологическими рефлексами организма (запах еды вызывает слюноотделение), которые могут быть изменены. Вторая теория говорит о необходимости укрепления поведения посредством поощрения в случае правильного выполнения животным поставленной задачи.

На этой основе и начались дрессировки. «В течение нескольких дней собак не кормили, а потом давали поесть под днищем танка с включенным двигателем», — пишет историк и журналист Хесус Эрнандес. Таким образом, уже сам вид танков вызывал у собак слюноотделение, поскольку они ассоциировались у них с приемом пищи. Но советские дрессировщики стремились к тому, чтобы животные бегом бежали к танкам, а для этого требовались дополнительные усилия.

«Хотя изначально в основе дрессировок лежала теория условного рефлекса Павлова (шум двигателя и танки ассоциируются с едой), в действительности они больше использовали инструментальный условный рефлекс. Если проанализировать ход дрессировок, то мы увидим, что от животного ожидают действия после возможной автоматической реакции слюноотделения после того, как он услышит шум танкового двигателя. Это уже другой вид обучения, в котором участвуют не только эмоциональные рефлексы, но также костно-мышечная система, реагирующая на сигнал, посланный нервной системой на выполнение какого-либо действия (отыскать танк, чтобы обнаружить под ним пищу)», — поясняют в интервью ABC Хайме Видаль (Jaime Vidal) и Элиса Инохоса (Elisa Hinojosa), сотрудники центра дрессировки и воспитания собак.

Методика дрессировки собак оказалась действенной и продолжает использоваться и поныне. «В настоящее время при дрессировке собак мы часто используем обе методики обучения. Мы используем условный рефлекс для создания необходимых эмоциональных основ, которые позволили бы ассоциировать дрессировку со спокойствием, уверенностью, радостью и т.д. Это превосходный инструмент для установления контакта между дрессировщиком и собакой, который усиливает предрасположенность собаки к учебе, дрессировке и работе. На этой основе мы разрабатываем изменение поведения с приятными последствиями (инструментальный условный рефлекс). Мы учим выполнять действия в обмен на лакомство», — подчеркивают эксперты.

Собака как живая бомба

Добившись того, что собаки бросались к вражеским танкам, советские дрессировщики решили вешать на животных мешки с тротилом, который должен был подрываться под танком с помощью хитроумного механизма. Замысел состоял в том, чтобы животное потянуло зубами за веревку или металлическое кольцо, привязанное к его шее, чтобы сбросить взрывчатку на землю, и вернуться к своим хозяевам. А уж те подорвут заряд с помощью дистанционного взрывателя. Задача была сверхсложной, но дрессировщики знали, что в случае успеха можно будет избежать многочасовой работы и немалых затрат на создание минных полей, которые зачастую оставляли лишь небольшие царапины на вражеской бронетехнике.

Эксперты утверждали, что эта идея вполне реальна, хотя и потребует многих часов напряженной дрессировки. «Это было вполне достижимо. Собака запоминает действие и повторяет его, поскольку оно влечет за собой приятные последствия (в данном случае, лакомство). Когда собака понимает, что ей нужно сделать, чтобы получить лакомство, то постепенно можно давать ей это лакомство все дальше и дальше от места действия. Металлическое кольцо является тем рычагом, который обеспечивает доступ к пище. Если получение лакомства и само действие с каждым разделять все больше во времени и пространстве, то собака в конце концов начинает понимать: «мне надо пойти туда, дернуть за кольцо, а потом бегом вернуться назад и получить еду», говорят Видаль и Инохоса.

Того же самого мнения, хотя и с некоторыми оговорками, придерживается и дрессировщик собак Эстебан Навас (Esteban Navas): «Возможно, что во время дрессировки собака дернет за кольцо и убежит. Но очень важно различать дрессировку, когда все факторы работают на то, чтобы упражнение было выполнено, и обстановку реального боя, когда крики и шум могут напугать животное».

Отчаянные меры СССР в начале войны с Германией

И все же дрессировки не привели к желаемым результатам, поскольку животные не всегда дергали за кольцо или веревку, что должно было привести к сбрасыванию взрывчатки. Требовалось больше времени, а его-то как раз и не хватало после 22 июня 1941 года, когда Германия начала осуществлять свой план «Барбаросса» и вторглась в пределы Советского Союза.

В те годы, немецкая армия накопила большой опыт боевых действий, отличалась решимостью и отличной организацией. И все же ее главным фактором были бронетанковые части, наводившие ужас, поскольку именно благодаря им немцам удавалось осуществление плана так называемой молниеносной войны, или блицкрига, тактика которой заключалась в быстром наступлении бронетанковых частей, в результате чего за короткое время удавалось овладеть обширными зонами территории противника за короткий срок.

При всей кажущейся сейчас простоте этой форме ведения войны, следует признать, что у Красной армии в то время не было достаточно оружия, чтобы сдержать натиск танков. И, красноармейцам приходилось применять не очень подходящие для этих целей ручные гранаты, не очень эффективные противотанковые ружья ПТРС-41 и артиллерийские пушки, которых не хватало.

Следует учитывать и то, что гитлеровцы сумели захватить большую часть территории СССР с находившимися на ней ресурсами. Тогда советское командование решило изменить тактику и использовать специально натренированных собак для подрыва танков. Взрыватель срабатывал именно в тот момент, когда собака, оказавшись под днищем танка, дергала за кольцо, погибая при этом сама.

«Этот эксперимент начался осенью 1941 года под Москвой, когда там стали дрессировать собак на подрыв танков. Предполагалось, что при выполнении задания собака погибнет», — рассказывает американский историк Стивен Залога (Steven J. Zaloga) в своей книге «Красная армия в Великой отечественной войне 1941-1945 годов» (The Red Army of the Great Patriotic War 1941-45).

«Было решено прикреплять взрывчатку собакам на спину. В зоне боевых действий их выпускали вблизи немецких танков. Животные бросались к танкам, надеясь под их днищем обнаружить еду. При соприкосновении с нижней частью бронемашины срабатывал детонатор, после чего следовал взрыв», — поясняет Эрнандес.

Личный состав?

Как справедливо отмечает Эрнандес в своей работе, одним своим появлением эти собаки наводили страх на немцев. Одним из первых, кому выпало на долю встретиться с этими необычными камикадзе, был полковник Ганс фон Люк (Hans von Luck), известный танковый ас, на счету которого было немало одержанных побед. Даже он опешил.

«Однажды, когда мы собирались покинуть одну из деревень, к нам бросилась собака, которая виляла хвостом и подвывала. Когда мы попытались ее поймать, она устремилась под танк, и через несколько секунд раздался сильный взрыв. Машина получила повреждения, но к счастью не загорелась. Мы бросились к погибшей собаке и обнаружили, что к ней был прикреплена взрывчатка с детонатором, который приводился в действие с помощью небольшой пластины. Когда животное залезло под танк, пластина задела за днище, воздействовала на детонатор, после чего раздался взрыв. Собака была надрессирована на то, что получала пищу под днищем бронемашин», — пишет немецкий танкист в своих мемуарах под названием «Panzer Commander».

Но с утратой фактора внезапности использование собак для подрыва бронетехники потеряло свою эффективность. «Эта тактика была результативной лишь вначале, когда немцы думали, что это собаки медсанбатов и не подозревали ловушки. Впоследствии, когда выяснилось, что они несли на себе взрывчатку, немцы стали расстреливать большинство приближающихся собак, чтобы они не могли достичь своей цели», — добавляет испанский историк и журналист. Ганс фон Люк придерживается такого же мнения, по крайней мере так он утверждает в своей книге: «Как только мы обнаружили уловку, то стали расстреливать всех собак, которых встречали».

Дрессировка собак также в целом не оказалась эффективной, поскольку во многих случаях они путали советские и немецкие танки. Представляете, что испытывали дрессировщики, наблюдая, как на их глазах обученные ими собаки подрывают свои же танки! Бывали также случаи, когда, испугавшись шума двигателей и стрельбы, собаки бежали обратно в расположение советских войск, приводя своих хозяев как минимум в замешательство.

Как бы там ни было, но эти собаки-бомбы использовались во многих сражениях (иногда наводя в первую очередь страх на противника, а не уничтожая его бронетехнику). Согласно советским источникам, которые цитирует Залога, наибольший урон собаки-камикадзе нанесли немцам во время Курской битвы, крупнейшего в истории Второй мировой войны танкового сражения. «Советские историки утверждают, что в ходе Курской битвы 16 собак уничтожили 12 вражеских танков. Немецкие источники со своей стороны утверждают, что применение собак не было очень эффективным», — отмечает американский исследователь.

Независимо от своей результативности в вопросах уничтожения немецкой бронетехники, собаки-бомбы изрядно потрепали нервы немцам, вынуждая их отвлекаться на этих быстрых животных, которых природа наделила большими способностями. Во многих случаях этого психологического фактора было достаточно, чтобы расшатать нервы немцев. «Хотя эффективность собак-смертников была невысокой, они неумолимо делали свое дело, ослабляя боевой дух немецких войск, поскольку заставляя их пребывать в постоянном напряжении. Советские военнослужащие понимали все значение такого воздействия», — добавляет Эрнандес.

Почему же все-таки не получилось?

Итак, почему все-таки использование собак-подрывников не получило широкого распространения? Профессиональный дрессировщик Навас объясняет это страхом, который вызывает у животного шум сражения. «Хотя речь и идет о развитии чисто технических навыков — собака должна подлезть под крупный и очень шумный объект, — ей достаточно трудно дается в силу эмоционального фактора. Ведь наукой доказано, что собаки испытывают те же самые ощущения, что и люди», — поясняет эксперт.


Таким образом, даже если бы дрессировка шла успешно, вряд ли собаки стали бы успешно решать поставленную задачу под свист пуль. «Приобретенные собакой навыки начинают давать сбой, когда она оказывается в обстановке реальных боевых действий с криками, шумом, убитыми людьми, а ее эмоции взвинчиваются до предела. Под эмоциями имеются в виду прежде всего страх и стресс. В СССР использовали мотивацию едой для того, чтобы собака выполняла эту задачу, но в обстановке боевых действий и страх, о которой мы писали выше, мотивация едой на собаку уже не действует», — поясняет эксперт.

Поэтому, продолжает Навас, в боевой обстановке собака воспринимает мотивацию едой как нечто вторичное или вообще не воспринимает. «Эту мотивацию как таковую исключать нельзя, ибо мы наблюдали поразительные результаты в течение ряда лет. Но это были обычные условия, а не боевая обстановка», — добавляет он.

При этом дрессировщик не забывает подчеркнуть, что собак не следует недооценивать, и во многих случаях все зависит от того, кто находится рядом с ними. «Возможности собаки те же самые, что и у дрессировщиков. Чем лучше дрессировщик, тем лучше его воспитанники», — утверждает он.

Видаль и Инохоса со своей стороны считают, что виной всему недостатки в самой дрессировке. «Возможно, была недостаточно проработана вторая фаза обучения. Первая фаза была отличной. Шум танковых двигателей, конечно, мог испугать собак, но с помощью условных рефлексов эту эмоцию можно заменить эмоциональным рефлексом радости, физиологическим рефлексом слюноотделения («Как хорошо, что принесли еду!», — поясняют нашей газете дрессировщики). Но вторая фаза дрессировки (утвердить в сознании животного необходимость подлезть под танк, чтобы эту еду получить) потерпела неудачу.

Вопрос дрессировщику собак Эстебану Навасу

Мануэль П. Вильяторо: Как бы Вы в нашей время стали дрессировать собаку, чтобы она выполнила задачи, которые перед ней ставили советские дрессировщики?

Эстебан Навасу: Прежде всего я хочу подчеркнуть, что подобная дрессировка не проводится. И все то, о чем я буду говорить, является чисто теоретическими соображениями. Итак, из ряда возможных вариантов мы бы выбрали постановку задачи, состоящую из следующих фаз:

1 фаза (ситуация): Разложить коврик и заставить собаку встать на него четырьмя лапами. После того, как собака это сделает, мы даем ей лакомство за пределами коврика. Повторять это действие до тех пор, пока собака не поймет, что должна встать четырьмя лапами на коврик.

2 фаза (позиция): Когда собака научится сама вставать на коврик, предложить ей лечь на коврик и дать за это лакомство, но обязательно за пределами коврика.

3 фаза (сигнал): Обучить собаку команде, которая будет ассоциироваться у нее с Фазами 1 и 2. Например, «Лечь». Это будет означать, что она должна направиться к коврику и лечь на него.

4 фаза (показ танка): После обучения команде «Лечь», показать собаке танк. Очень важно начать отработку этой фазы, положив коврик на некотором расстоянии от танка, последовательно сокращая его в ходе дрессировки.

5 фаза (цель): Затем необходимо расположить коврик точно в том месте под танком, где мы хотим, чтобы оказалась собака, дать ей команду лечь в нужном месте, повторив это необходимое количество раз. После того, как собака поймет, где ей нужно ложиться, убрать коврик, повторить команду, и собака ляжет под танком.

6 фаза (пребывание под танком): После того, как собака легла под танк, необходимо добиться того, чтобы она оставалась под ним от 5 до 10 секунд. За это она получит лакомство или иное вознаграждение, будь то мяч или какая-то игрушка, которая ей понравится. Таким образом, собаки не будут искать пищу под танком, а пища сама будет приходить к ним за то, что они легли под танком.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Собаки в Великой Отечественной войне - Исторический дискуссионный клуб

Собаки в Великой Отечественной войне

Великую Отечественную войну, этот страшный и трудный для нашей родины период, советский народ преодолел с присущими ему мужеством, храбростью и отвагой. Но кроме людей, чрезвычайную смелость и преданность проявили и наши четвероногие друзья.

На протяжении войны собаки выполняли самую разную работу. Например, были ездовые собаки, которые подвозили боеприпасы на тележках, а затем на них же увозили раненных бойцов, собаки-связисты, что доставляли важные сообщения зачастую в самый центр боевых действий, собаки-санитары, которые отыскивали солдат, нуждающихся в медицинской помощи, и собаки-миноискатели.

Все собаки, участвующие в Великой Отечественной войне, так или иначе помогали людям. Но о службе некоторых животных нельзя не сказать отдельно.

Так, благодаря чутью немецкой овчарки по кличке Джульбарс, служившей в 14-ой штурмовой инженерно-саперной бригаде, было обнаружено 7468 мин и более 150 снарядов. С её помощью были разминированы замки Праги, соборы Вены и дворцы над Дунаем. После окончания войны Джульбарс был награжден медалью «За боевые заслуги» и принял участие в параде 1945 года на Красной площади. Однако овчарка не смогла самостоятельно шествовать на параде, поскольку была ранена в конце войны. Тогда Иосиф Сталин распорядился соорудить из его кителя нечто вроде лотка, в котором собаку-героя пронес по Красной площади командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер.

О подвиге одной из собак-подрывников - дворняжке Дине - писали газеты всего мира. 9 августа 1943 г. группа 37-го отдельного батальона миноискателей получила приказ уничтожить фашистский эшелон с техникой и солдатами. Чтобы обезопасить себя, немцы по пути следования эшелона вырубили лес. Единственным способом незаметно подобраться к составу, было пустить на подрыв собаку-смертника. Но смышленая Дина подкралась к поезду, скинула взрывчатку и невредимой вернулась назад. Ей удалось взорвать немецкий воинский эшелон. Выскочив на рельсы перед приближающимся эшелоном, она сбросила вьюк с зарядом, выдернула чеку капсюля-воспламенителя зубами, а затем, до того, как произошел взрыв, скатилась с насыпи и убежала в лес. После этого случая Дина дважды приняла участие в разминировании города Полоцка. А во время одной из операций она нашла в матрасе в немецком госпитале мину-сюрприз.

Также прославился своим участием в Великой Отечественной войне и шотландский колли Дик. За годы войны он смог найти более 12 тысяч мин. И кроме того, Дику удалось обнаружить 2,5-тонный фугас с часовым механизмом за час до взрыва в фундаменте Павловского дворца. После войны Дик вернулся к своему хозяину и, несмотря на боевые раны, дожил до старости.

Нельзя не упомянуть и о подвигах пса-разведчика Джека, благодаря которому было взято в плен около 20 «языков», и пса-санитара Мухтара, который помог спасти жизнь 400 раненым солдатам.

За период Великой Отечественной войны собаководы - любители передали безвозмездно в армию свыше 60 тыс. собак, которых обучили в школах, а затем отправили на фронт. На различных фронтах Великой Отечественной войны действовали: 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных полка специального назначения. Кроме того, периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы дрессировщиков. На их боевом счету свыше 300 подбитых танков противника, более 200 тыс. донесений, подвезено на огневые рубежи 5862 кг боеприпасов. В частях, где применялась нартовые упряжки с собаками, 95% тяжелораненых солдат и офицеров были эвакуированы с поля боя и спасены при помощи собак. Минеры с собаками обследовали и разминировали территорию, равную15153 км, обнаружили и обезвредили свыше 4 млн. мин.»

Собаки — живое противотанковое оружие! Тренировки занимали от двух до шести месяцев, а затем псы шли прямиком на войну. Для них разработали специмины. Они крепились на спине четвероногого бойца. Когда собака забиралась под танк, поворачивался специальный рычаг на мине, и пес вместе с немецким «тигром» взрывался. На полях сражений минувшей войны хвостатые подрывники уничтожили более трехсот фашистских танков! То есть примерно две танковые дивизии врага! Кстати, обычные солдаты недолюбливали проводников и дрессировщиков собак-смертников. Их называли мучителями животных и время от времени даже избивали. Бывшие гитлеровские генералы отмечали в своих мемуарах, что командиры их танковых подразделений не раз отдавали приказ отступать танкистам на участках фронта, если замечали, что на поле боя появились советские собаки-подрывники. К осени 1942 года от услуг собак-смертников отказались. Но свой вклад в победу животные успели внести.

Писатель, военный корреспондент Илья Эренбург, вспоминал о многих героических собаках-связистах. Под городом Вереей 14 собак поддерживали связь с гвардейским полком, оказавшимся в тылу врага. Восточноевропейская овчарка Аста, несшая донесение, от которого зависела судьба полка, была смертельно ранена, но, истекая кровью, сумела все-таки доползти до цели и доставить донесение.

Более 200 тысяч донесений и боевых документов доставили собаки в годы Великой Отечественной, когда не было иной связи. Кроме того, собаками-связистами протянуто 8 тысяч километров телефонного кабеля.

700 тысяч солдатских жизней было спасено собаками на войне.

Один из ветеранов рассказывал, как с поля боя раненых бойцов вытаскивали собаки. Это были, как правило, кавказские овчарки, рослые, могучие, отважные животные, привыкшие к морозам. Каждая собака снабжалась седлом с санитарными сумками и тащила за собой лыжно-носилочные санки. Выпущенная на поле боя санинструктором, собака осторожно подползала к лежащему в снегу бойцу, обнюхивала его. Если боец оказывался жив — а собаки были выучены это определять, — четвероногий санитар начинал вылизывать раненого, приводил в чувство. Потом собака подставляла раненому бок, чтобы человек мог открыть санитарную сумку, выпить водки, сделать себе перевязку, перевалиться на санки. Затем хвостатый санитар разворачивался и тянул санки с бойцом к санинструктору.

В годы войны собаки были связистами и санитарами, диверсантами и разведчиками. Они помогли победить в Великой Отечественной войне, ценой своей жизни! А сейчас они все чаще становятся жертвами живодеров. Собак не только отстреливают, но и травят ядами, от которых животные умирают мучительной смертью.

Человек собаке друг? Люди все чаще выкидывают верных животных на улицу, а также усыпляют их здоровыми. Запомните, усыпляя свою собаку без медицинских показаний, вы, тем самым, убиваете своего друга, который служил вам верой и правдой на протяжении всей своей жизни. Выкидывая собаку на улицу, вы обрекаете ее на мучительную смерть от голода, холода, болезней и рук живодеров. Вы предатель и нет вам прощения!

Собаки служили человеку верой и правдой на протяжении многих веков. Существует множество фильмов, стихов, песен и памятников, посвящённых собакам.

Собаки постоянно спасают людям жизнь. Пришло время и нам спасать и защищать собак. Берегите и цените этих верных, прекрасных животных, лучших друзей человека.

 

Сколько сказано слов.
Может чья- нибудь муза устала
Говорить о войне
И тревожить солдатские сны…
Только кажется мне,
До обиды написано мало
О собаках- бойцах,
Защищавших нас в годы войны!

Стёрлись в памяти клички.
Не вспомнить теперь и мордашку.
Мы, пришедшие позже,
Не знаем совсем ничего.
Лишь седой ветеран
Ещё помнит собачью упряжку
В медсанбат дотащившую
С поля боя когда- то его!

Связки мин и гранат
Относили собаки под танки.
Защищая страну
И солдат от нависшей беды.
После боя бойцы
Хоронили собачьи останки.
Только нет там теперь
Ни холма, ни креста, ни звезды!

Батальон окружён,
Ни еды, ни снарядов, ни связи.
Свистопляска вокруг
И осколков и пуль круговерть.
С донесением псы
Пробирались и близили праздник.
Всем, даруя свободу,
А себе, зачастую, лишь смерть.

И собачья честь
Не замарана подлым предательством!
Жалким трусом из псов
Не отметил себя ни один!
Воевали они
Без присяги, но всё ж с обязательством
Вместе с Армией Красной
Уничтожить фашистский Берлин.

И когда в майский день
На могилы приходим святые.
И святое храня
Мы минуту молчанья стоим.
То пускай эта дань
И огонь, и цветы полевые
Будут памятью светлой
Будут скромной наградой и им!

Сергей Ерошенко

historicaldis.ru

Собаки во время Великой Отечественной Войны

Во время войн бок о бок с людьми всегда сражались и животные. В Первую мировую войну основная тяжесть легла на лошадей – историки предполагают, что на полях сражений тогда осталось около восьми миллионов лошадей. Но воевали не только они – воевали голуби, коты, мулы...

А в годы Великой отечественной на первый план вышли собаки.

Они шли фронтовыми дорогами вместе с людьми человеком, делили окоп и паёк, трудились и воевали. За время войны в армию было призвано свыше шестидесяти тысяч собак. Породистые собаки попадали в ряды связистов, диверсантов, ездовых и санитарных собак, а вот дворнягам доставалась самая страшная судьба – подрывников.

Сегодня, накануне великого дня Победы мы сердечно поздравляем всех наших ветеранов и вспоминая их подвиг в борьбе со страшным злом, рассказываем о тех, кто им помогал. О собаках.

История собак в рядах Красной Армии началась в 1919 году, когда ученый-кинолог Всеволод Языков, автор многих книг по дрессировке собак, обратился в Штаб Красной Армии с предложениями о принципах организации служебного собаководства в РККА. Спустя пять лет, 23 августа 1924 года, вышел приказ Реввоенсовета СССР № 1089, согласно которому в Москве при Высшей стрелково-тактической школе «Выстрел» организуется Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак «для целей разведки, связи, сторожевой и санитарной служб и окарауливания военных складов».

Первым начальником школы был назначен Никита Евтушенко. Питомник получил название «Красная звезда». Центр дал толчок к созданию клубов служебного собаководства в системе ОСОАВИАХИМА, предшественника ДОСААФ и РОСТО.

Через несколько месяцев питомники были созданы в Ульяновске, Смоленске, Ташкенте и Тбилиси.
Поначалу Красная армия испытывала большой дефицит в специалистах служебного собаководства. Поэтому пришлось привлекать работников уголовного розыска, охотников и даже цирковых дрессировщиков.
Для популяризации «собачьего дела» в сентябре 1925 года была проведена первая Всесоюзная выставка собак-ищеек и сторожевых пород, на которой курсанты Центрального питомника РККА продемонстрировали «бой» с дымовой завесой и стрельбой.

В 1938 году Всеволод Языков попал под каток репрессий, однако именно его научные методы легли в основу теории и практики служебного собаководства в армии, в пограничных и внутренних войсках.

К началу 1941 года школа «Красная звезда» готовила собак по 11 видам служб. Немцы с завистью констатировали, что «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России». К началу войны на учете в клубах ОСОАВИАХИМА их стояло свыше 40 тысяч, а к концу – Советский Союз вышел на первое место в мире по использованию собак в военных целях.

Кстати, с началом войны московские областной и городской клубы служебного собаководства отправили на передовую около 14 тысяч своих питомцев. Активное участие в комплектовании специальных частей принимали также Казанский, Горьковский и Тамбовский клубы. 

Где служили питомцы клубов?

С 1939 по 1945 год было создано 168 отдельных воинских частей, использовавшие собак. На фронтах действовали 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме этого периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства.

Собаки – подрывники

Официально они назывались «собаки-истребители танков» и были приняты на вооружение в 1935 году.

Сегодня эта идея кажется страшной, однако у войны своя логика. Жизнь животного дешевле жизни пехотинца. На собак надевали специальные универсальные вьюки, в которые вкладывались одна-две противотанковые мины ТМ-41 со взрывателями нажимного действия, снабженными удлиненным металлическим штырем-«антенной». Вожатый с короткого расстояния выбрасывал собаку из окопа, выпуская прямо на танк или под небольшим углом к направлению его движения. Собака, приученная находить пищу под шум мотора работающего танкового двигателя, стремительно достигнув танка, попадала в мертвую зону и бросалась под него. Прут цеплялся за бронекорпус, надавливал на взрыватель, мгновенно происходил подрыв мины.

Также существовали и сбросные мины – собака забиралась под танк, от контакта с днищем срабатывал механизм сброса, мина падала на землю и срабатывала, а собака успевала спастись. К сожалению сбросные мины были сложны в установке и поэтому неэффективны. Большая часть собак-истребителей погибала вместе с танком.

Как же их дрессировали?

Ни одно нормальное животное в здравом уме не полезет под грохочущую железную коробку. Собаку не кормили несколько дней и приучали её, что еду можно найти под танком. Затем на спину ей прикрепляли макет взрывного устройства и приучали залезать под танки с ним, при этом мясо им давалось из нижнего люка танка. После этого учили не пугаться движущихся и стреляющих танков.

Собак обучали избегать обстрела танковыми пулемётами, к примеру, залезать под танк не спереди, а сзади. При этом в боевых условиях собаку держали впроголодь, и, когда подходили танки, укрепляли на ней настоящее взрывное устройство, снимали предохранитель и выпускали собаку навстречу вражескому танку.

Немцы называли наших собак – Hundeminen («минная собака») и очень их не любили. Дело в том, что танковый пулемёт располагался достаточно высоко и с трудом попадал в быстро бегущую собаку. Немцы стали использовать сети под днищем, которые должны были помешать псам залезать под танки, однако, как уже было сказано, собаки обходили танки сзади. Немецкое командование обязало каждого солдата пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения. Охотиться на собак предписывалось даже лётчикам-истребителей люфтваффе с воздуха. Со временем солдаты вермахта стали применять против собак установленные на танках огнемёты, это оказалось достаточно эффективной мерой противодействия, однако некоторых собак остановить всё равно не удавалось.

В июле 1941 года в боях под Черниговом в армии генерал-лейтенанта Лелюшенко собаки-подрывники подорвали 6 немецких танков, а в Приднепровье – почти 20 машин. По воспоминаниям немецких солдат, в октябре 1941 года на окраине города Карачев собака подорвала головной танк немецкой бронеколонны.

В донесении командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 года говорилось: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».
В оперативной сводке Совинформбюро от 2 июля 1942 года говорилось: «На одном из фронтов 50 немецких танков попытались прорваться в расположение наших войск. Девять отважных четвероногих «бронебойщиков» из истребительного отряда старшего лейтенанта Николая Шанцева подбили 7 вражеских танков».

На Ленинградском фронте в батальоне специального назначения, которым командовал майор П. А. Заводчиков, приучили собак со взрывчаткой в специальном вьюке пробираться по проходам в колючей проволоке, которые немцы оставляли для перебежчиков с нашей стороны. Попав в расположение противника, собаки забегали в бункера, бросались на двери ДЗОТов, блиндажей и других убежищ, где они чуяли людей, задевали взрывателем за стенку или дверь и взрывали мину.

24 июля 1942 года войска 17-й немецкой армии после упорных двухдневных боёв взяли Ростов-на-Дону. Однако при взятии города рота противотанковых собак сумела уничтожить 24 танка.

Особенно отличились четвероногие подрывники при обороне Сталинграда. Так, в 62-й армии 28-й отдельный отряд служебных собак под командованием майора Кунина уничтожил 42 танка и 2 бронемашины, а спецотряд старшего лейтенанта Шанцева – 21 танк.

А 6 июля 1943 года на второй день Курской битвы на Воронежском фронте в полосах обороны 52-й и 67-й гвардейских стрелковых дивизий собаки подорвали три танка, остальные повернули назад. Всего в течение того дня подразделения собак – истребителей танков подорвали 12 танков.

Всего же за время войны, по данным советских источников, собаками было подбито более 300 танков противника.

Однако к середине войны собак перестают использовать в противотанковой войне. Причин было несколько – немецкие солдаты научились с ними бороться, собаки, которых дрессировали с применением советских танков, на поле боя ошибались, пугались незнакомых немецких танков, бежали обратно и, в результате, подрывали советские машины. Возросло и число советских танков, пехота вооружилась средствами противотанковой борьбы и собак перестали бросать под танки.

Но их служба была не закончена.

Ездовые собаки

Вытащить с поля боя раненого почти невозможно. Молодые медсестры под огнем противника должны были найти раненого, оказать ему помощь и на себе вытащить с поля боя его, да еще и его оружие. При этом скорость передвижения с раненым минимальна, а его жизнь зависит от быстрой доставки его в медсанчасть.

И здесь на помощь пришли собаки-санитары. Из них формировали ездово-санитарные упряжки. На них под огнем противника с поля боя вывозили тяжело раненых, переправляли их в батальонные или полковые медицинские пункты, а обратными рейсами подвозили в подразделения переднего края боеприпасы, медикаменты, снаряжение. Зимой грузы везли на легких санках, летом на волокушах или просто на носилках, поставленных на колеса.

Собак использовали там, куда не мог добраться никакой другой транспорт – в болотах, лесах, в глубоком снегу. На всех фронтах, от Черного до Северного моря,трудилось около 15 тысяч упряжек ездовых собак. Они прошли с нашей армией от Волги до Берлина и вывезли с поля боя 700 тысяч раненых солдат и офицеров и доставили на передовые 5862 тонны боеприпасов.

История сохранила имена вожатых упряжек Козлова, Рудковского, Кравченко, Полянских. Санитар Хотулаев на упряжке из 4-х собак с декабря 1941 года по май 1945 вывез из-под огня противника 675 раненых и подвез на передовые более 18-ти тонн боевых грузов. Его собаки были отлично обучены: они умели не только быстро бегать, но и переползать, делать перебежки без вожатого. Младший сержант Поменских вывез на своей упряжке 726 раненых и 29 тонн боевого груза.

А рядовой Дмитрий Трохов за три года на собачьей упряжке во главе с лайкой Бобиком вывез с передовой 1580 раненых. Он был награжден орденом Красной Звезды, тремя медалями «За отвагу». Как правило, санитару-человеку, который вынес с поля боя 80 человек, присваивали звание Героя Советского Союза.

– Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам, – вспоминал санитар Сергей Соловьев. – Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими.

Всего же за годы войны на собачьих упряжках с полей боя было вывезено около 2 млн. раненых.

Собаки-миноискатели

Собаки незаменимы при поиске взрычатых веществ. Ни один датчик не способен с ними соревноваться. В годы войны собаки вместе с саперами занимались разминированием территорий после ухода врага и искали заряды во время фронтовых операций при продвижении наших войск.

Собаки оказались способны отыскивать мины не только в металлическом корпусе, но и в деревянном, который не обнаруживался миноискателем. Эффективность работы сапера с собакой возрастала в несколько раз. Только за декабрь 1941 года саперы с минорозыскными собаками обнаружили около 20 тыс. мин и фугасов.

А группа сержанта Маланичева сумела ночью, вблизи противника, с помощью собак всего за два с половиной часа напряженной работы обезвредила 250 мин.

Из донесений Северо-Западного фронта:

«Применение собак-миноискателей имеет большое значение в работе инженерных частей. Наличие собак сокращает подрывы личного состава при разминировании. Собаками очищаются полностью минные поля без пропуска мин, что невозможно сделать при работе миноискателем и щупом. Собаки разыскивают мины всех систем: отечественные мины и мины противника, металлические, деревянные, картонные, наполненные разнородными видами взрывчатых веществ».

Из директивы начальника инженерных войск Советской Армии всем фронтам:

«При обследовании маршрутов скорость увеличивалась до 40-50 км в сутки против прежних 15 км. Ни на одном из маршрутов, проверенных собаками — миноискателями, не было случая подрыва живой силы и техники».

Всего за годы войны для минорозыскной работы подготовлено свыше 6-ти тысяч собак, которые обезвредили свыше 4 млн. мин. Собаки разминировали Белгород, Киев, Одессу, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшаву, Прагу, Вену, Будапешт, Берлин. Общая протяженность военных дорог проверенных собаками составила 15153 км.

Самая знаменитая собака военных лет это, конечно, Джульбарс, который стал легендой. Он служил в 14-ой штурмовой инженерно-саперной бригаде и один обнаружил более 7 тысяч мин и 150 снарядов. С сентября 1944-го по август 1945 года он отправился в вояж по Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, где обнаружил 7468 мин и более 150 снарядов.Можно сказать, что Джульбарс повидал мир - он разминировал дворцы над Дунаем, замки Праги и соборы Вены. Помогал он и при разминировании могилы Тараса Шевченко в Каневе и Владимирского собора в Киеве.

А 21 марта 1945 года за успешное выполнение боевого задания Джульбарс был награжден медалью «За боевые заслуги». Это единственный случай за время войны, когда собака удостоилась боевой награды.

О Джульбарсе ходит красивая легенда. В конце войны он был ранен и не мог сам пройти с Парадом Победы в Москве. Генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом маршалу Константину Рокоссовскому, а тот поставил в известность Иосифа Сталина. Говорят, что Сталин приказал нести пса по Красной площади на своём кителе.

Поношенный китель без погон был доставлен в Центральную школу, где соорудили лоток. И на Параде Победы командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер (запомните это имя) строевым шагом пронёс боевого пса по Красной площади.

Другая знаменитая собака-миноискатель — ленинградский колли Дик. В его личном деле записано:

«Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов».

Главный подвиг Дик совершил в Павловске — он обнаружил в фундаменте дворца фугас в две с половиной тонны с часовым механизмом. До взрыва оставался всего час.

После Великой Победы легендарный пес, несмотря на множественные ранения, был неоднократным победителем выставок, дожил до глубокой старости и был похоронен с воинскими почестями.

Собаки – связисты

Собаки взрывали, искали мины, спасали раненых. И еще они налаживали связь. А связь, как известно, важнейшая составляющия успеха в любой войсковой операции. Противник всегда старался вывести линии связи, и именно связисты должны были под огнем противника тащить провод. И здесь на помощь приходили собаки.

Из донесения штаба Калининского фронта:

«Шесть собак связи заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений ускорилась в 3-4 раза. Потери собак, даже при большой плотности артиллерийского, минометного огня противника весьма незначительны (одна собака в месяц)».

Собаки-связисты легко проходили там, где человек с трудом передвигался. Когда при полной невозможности использовать другие средства связи использовали собак, они своевременно доставляли все донесения и приказания, причем даже ранеными. Например, отделение сержанта Акимова в составе четырех вожатых с собаками на участке Северо-западного фронта доставило более 200 боевых документов.

Под огнестрельным огнем и артиллерийским обстрелом, по непроходимым лесам и болотам связные собаки доставили в роты, батальоны и полки более 200 тысяч документов и проложили 8 тысяч километров телефонного провода.

Из донесения штаба Ленинградского фронта:

«6 собак связи, используемых 59 СП (42-я армия), заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений и приказаний от КП СБ в роты и боевое охранение ускорилась в 3 – 4 раза».

Свидетельств героизмасобак-связистов множество. Так, под городом Вереей 14 собак поддерживали связь с гвардейским полком, оказавшимся в тылу врага. Восточноевропейская овчарка Аста, несшая донесение, от которого зависела судьба полка, была смертельно ранена. Но, истекая кровью, сумела все-таки доползти до цели и доставить донесение. Связной собаке Альме немецкий снайпер первым выстрелом прострелил оба уха, вторым – раздробил челюсть. И все же Альма донесла пакет.

А эрдельтерьер Джек спас от верной гибели целый батальон. Три с половиной километра под интенсивным обстрелом нес он в ошейнике важное донесение. Прибежал в штаб израненный, со сломанной челюстью, перебитой лапой, доставил пакет и упал замертво.

Собака Норка в труднейших условиях и за короткий срок доставила 2398 боевых донесений, а пес по кличке Рекс – 1649. В 1944 году при ликвидации Никопольского плацдарма пес Джек доставил 2982 боевых донесения, причем поддерживал связь между частями, переплывая Днепр, был несколько раз ранен, трижды переплывал Днепр, но всегда добирался до своего поста. А на Ленинградском фронте пес Дик доставил 12 000 донесений.

Собаки – диверсанты

Первой собакой-диверсантом стала овчарка Дина. В Центральной школе военного собаководства Дина прошла курс обучения истребителя танков. Затем в батальоне собак-миноискателей Дина приобрела вторую специальность – минера, а затем освоила третью профессию – диверсанта.

Она участвовала в «рельсовой войне» в Белоруссии. Осенью 1943 года она успешно выполнила боевую задачу: выскочила на рельсы перед приближающимся немецким воинским эшелоном, сбросила вьюк с зарядом, зубами выдернула чеку капсюля-воспламенителя, скатилась с насыпи и умчалась в лес. Дина была уже рядом с минерами, когда прогремел взрыв, взорвавший эшелон.

В краткой сводке говорилось: «19 августа 1943 года на перегоне Полоцк – Дрисса подорван эшелон с живой силой противника. Уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар. С нашей стороны потерь нет».

За её подготовку лейтенант Дина Волкац была награждена орденом Красной Звезды. В конце войны Дина ещё дважды отличалась при разминировании города Полоцка, где в одном из случаев нашла в кроватном матрасе в немецком госпитале мину-сюрприз. После войны Дина была прикомандирована к музею боевой славы.

Сторожевые собаки и собаки разведывательной службы

Сторожевые собаки работали в боевом охранении, в засадах для обнаружения врага ночью и в ненастную погоду. Они, не подавая голоса, один натяжением поводка и поворотом туловища указывали направление грозящей опасности.

Например, сторожевая овчарка Агай, находясь в боевом охранении, 12 раз обнаруживала немецких солдат, которые пытались скрытно подобраться к позициям советских войск.

А собаки разведывательной службы сопровождали разведчиков в тыл врага, помогали пройти через его передовые позиции, обнаружить скрытые огневые точки, засады, секреты, помогали захватить «языка». Умные псы работали быстро, четко и беззвучно.

Такими разведчиками были пёс Джек и его проводник, ефрейтор Кисагулов. На их совместном счету более двух десятков захваченных языков, в том числе офицер, взятый в плен внутри тщательно охраняемой крепости Глогау. Проникнуть в крепость и уйти из неё с пленным мимо многочисленных засад и постов охраны ефрейтор смог лишь благодаря чутью собаки.

Собаки и сегодня помогают нашим военным в борьбе с преступлениями, помогают искать наркотики, обезвреживать террористов, охранять мирных граждан, помогать предотвращать преступления. Отрадно, что  у собак сегодня появилась гораздо больше задач, не связанных с риском для жизни. И все это только благодаря подвигу наших бойцов, чью Победу мы и отмечаем в эти светлые и печальные дни. 

petshoptop.ru

Подвиги собак во время Великой Отечественной Войны Война – самый страшный период в истории каждой страны. Но именно в это нелегкое время проявляютс...

На историческом Параде Победы 24 июля 1945 года были представлены все фронты Великой Отечественной войны, все роды войск. Но далеко не все знают, что на том параде вслед за сводными полками фронтов, полком Военно-морского флота и колоннами боевой техники по Красной площади шли... собаки со своими проводниками.

Подвиги собак во время Великой Отечественной Войны

Война — самый страшный период в истории каждой страны. Но именно в это нелегкое время проявляются такие качества как отвага, дружба, преданность, взаимопомощь, которые были присущи не только людям, но и их четвероногим незаменимым помощникам — собакам-героям.

С началом Великой отечественной войны в стране была объявлена не только всеобщая мобилизация, но и дано предписание населению сдать в распоряжение армии собак, годных для прохождения курсов служебного собаководства. В годы войны собаки были связистами и санитарами, диверсантами и разведчиками. Их армейская «служба» широко не афишировались, хотя подвиги четвероногих бойцов впечатляют и по прошествии многих лет после Второй мировой войны. Всего в годы войны на различных фронтах служило свыше 60 тысяч четвероногих бойцов.

Самой известной собакой-сапёром является пёс Джульбарс, который сумел обнаружить более 7468 мин и более 150 снарядов. Джульбарс служил в составе 14-й штурмовой инженерно-сапёрной бригады. Он был обычной дворнягой, но благодаря прирождённому чутью и специальным тренировкам способный пёс вскоре стал настоящим асом минно-розыскной служб.

Отменное чутьё неутомимого пса отмечали и сапёры, разминировавшие могилу Тараса Шевченко в Каневе и Владимирский собор в Киеве. Пёс участвовал в разминировании дворцов над Дунаем, замков Праги, и соборов Вены. 21 марта 1945 года за успешное выполнение боевого задания Джульбарс был награждён медалью «За боевые заслуги». Это единственный случай за время войны, когда собака удостоилась боевой награды.

В конце войны Джульбарс был ранен и не смог самостоятельно участвовать в Параде Победы в Москве 24 июня 1945 года. Генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом маршалу Рокосовскому, который поставил в известность Иосифа Сталина. Сталин приказал нести этого пса по Красной площади на своем кителе. Поношенный китель без погон был немедленно доставлен в Центральную школу. Там соорудили нечто вроде лотка, который когда-то бывал у разносчиков, подвернув рукава, прикрепили к нему китель спинкой наружу, воротником вперёд. Джульбарс мгновенно сообразил, что от него требуется, и в ходе тренировок лежал на кителе не двигаясь. И в день Великого Парада вслед за «коробкой» солдат у ноги каждого из них шла собака-миноискатель, «рубил строевым» командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер, неся Джульбарса с забинтованными лапами и гордо вскинутой мордой на кителе генералиссимуса…

Масштабы военных действий потребовали от Центральной школы собаководства Красной армии, производившей формирование ездовых подразделений, проделать большую работу по укомплектованию их собаками, спецснаряжением, установками и подготовленным личным составом — вожатыми-санитарами.

Большую помощь в доставке собак для армии оказало население нашей страны и в первую очередь члены клубов служебного собаководства ОСОАВИАХИМа.

Несколько десятков тысяч собак были «призваны» для подразделений ездового собаководства.

На эту воинскую службу принимались немецкие, кавказские, среднеазиатские, южнорусские овчарки, лайки всех разновидностей, гончие, метисы этих пород и беспородные собаки, обладающие указанными выше качествами.

В период войны для пополнения убыли собак укомплектование производилось в подавляющем большинстве случаев на месте за счёт собак населения и захваченных у противника.

Камикадзе, минеры и санитары

Подразделения собак-камикадзе существовали в Красной армии до октября 1943 года. Считается, что они уничтожили около трёхсот немецких танков. Но в боях полегло намного больше четвероногих бойцов. Многие из них не успевали даже броситься под гусеницы и погибали на пути к цели. Их расстреливали из пулеметов и автоматов, их взрывали… даже свои (собака с миной на спине, не выполнившая задание представляла опасность).

Более шести тысяч собак служили миноискателями. В общей сложности ими было обнаружено, а вожатыми-сапёрами обезврежено четыре миллиона мин и фугасов! Собаки-минёры разминировали Белград, Киев, Одессу, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшаву, Прагу, Будапешт, Берлин.

Фронтовые истории

В личном деле кроткого колли по кличке Дик записано: «Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов. Главный подвиг Дик совершил в Павловске».

Это было так. За час до взрыва Дик обнаружил в фундаменте дворца фугас в две с половиной тонны и часовым механизмом.

После Великой Победы легендарный пёс, несмотря на множественные ранения, был неоднократным победителем выставок собак. Пёс-ветеран дожил до глубокой старости и был похоронен с воинскими почестями, как и подобает герою.

Участник Великой Отечественной войны тюменец Сергей Соловьев в одной из наших встреч рассказывал, как во время боёв он нередко был свидетелем подвига четвероногих санитаров: «Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придёт в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки — они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими…»

Дина — первая собака диверсант

В Центральной школе военного собаководства Дина прошла курс обучения истребителя танков. Затем в батальоне собак-миноискателей Дина приобрела вторую специальность — минёра, а затем освоила третью профессию — диверсанта.

Овчарка Дина, принимая участие в «рельсовой войне» в Белоруссии, осенью 1943 года успешно выполнила боевую задачу: выскочила на рельсы перед приближающимся немецким воинским эшелоном, сбросила вьюк с зарядом, зубами выдернула чеку капсюля-воспламенителя, скатилась с насыпи и умчалась в лес. Дина была уже рядом с минерами, когда прогремел взрыв, взорвавший эшелон. В краткой сводке говорилось: «19 августа 1943 года на перегоне Полоцк-Дрисса подорван эшелон с живой силой противника. Уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар. С нашей стороны потерь нет».

Так успешно закончилась уникальная и пока единственная в боевой практике операция с применением собаки-диверсанта. За её подготовку лейтенант Дина Волкац была награждена орденом Красной Звезды.

В конце войны Дина еще дважды отличалась при разминировании города Полоцка, где в одном из случаев нашла в кроватном матрасе в немецком госпитале мину-сюрприз.

После войны Дину прикомандировали к музею боевой славы. Здесь она и дожила до глубокой старости. В музее военной славы школы военного собаководства на специальном стенде, посвящённом операции 19 августа 1943 года, висят фотографии всех участников операции, включая Дину.

Лучший вид транспорта

На Карельском фронте, в условиях снежных заносов, бездорожья и распутицы нартовые упряжки были основным видом транспорта для доставки питания на передовую линию фронта и подвоза боеприпасов.

В своих донесениях начальник 53-й санитарной армии писал о ездово-санитарных упряжках: «За время нахождения при 53-й армии отряд собак нартовых упряжек участвовал в наступательных операциях по эвакуации тяжело раненных бойцов и командиров с поля боя при взятии Демянского укрепленного противником района и, несмотря на трудные условия эвакуации, лесисто-болотистую местность, плохие, труднопроходимые дороги, где не было возможности вывозить раненых конным транспортом, успешно работал по эвакуации тяжело раненных бойцов и командиров и подвозу боеприпасов наступающим частям. За указанный период отрядом вывезен 7551 человек и подвезено 63 тонны боеприпасов».

Начальник санитарной службы 855-го стрелкового полка отмечал: «Санитарные упряжки имеют большую возможность маскироваться. Каждая упряжка заменяет минимум трёх-четырёх санитаров. Эвакуация при помощи санупряжек осуществляется быстро и безболезненно для раненых».

29 августа 1944 года начальник Главного военно-санитарного управления Красной армии сообщал в приветственном письме по случаю двадцатилетия Центральной школы служебного собаководства: «За истекший период Великой Отечественной войны на собаках было вывезено 500 тысяч тяжело раненных офицеров и бойцов, и теперь этот вид транспорта получил общее признание».

Смекалка и выучка

Благодаря сообразительности и выучке собачьи команды могли действовать поразительно слаженно, инициативно и эффективно. Вот как описала работу такого «подразделения» во время снятия блокады в 1944 году Тамара Овсянникова, служившая связисткой в 268-й стрелковой дивизии: «Я взяла катушку и побежала по полю около железной дороги. И вдруг вижу: две собаки, а рядом с раненым волокуша. Лохматые санитары вокруг раненого вертятся. Я подтащила им волокушу. Собака легла рядом с раненым, а у неё на боку санитарная сумка — раненый себе ногу перевязал, я им помогла его на волокушу погрузить, они впряглись и потащили. Вот так в первый раз увидела собак-санитаров. Это меня поразило очень. С тех пор собак очень уважаю…»

Хвостатые бойцы Коломенского погранотряда

Среди отступавших порядков Красной армии был отдельный батальон Коломенского пограничного отряда, располагавший
250 служебными собаками. В ходе затяжных боев майору Лопатину было предложено распустить хвостатых бойцов — овчарок. Их нечем было кормить.
Командир ослушался приказа и оставил четвероногих бойцов в отряде. В самый критический момент нескончаемых немецких атак близ села Легедзино, когда он почувствовал, что больше не устоять… послал в атаку собак.
Старожилы села до сих пор помнят истошные крики, панические вопли, лай и рык собак, звучавшие окрест. Даже смертельно раненные четвероногие бойцы не отпускали врага. Не ожидавшие такого оборота, немцы стушевались и отступили. Прошли годы и благодарные потомки 9 мая 2003 года на окраине села установили памятник в честь пограничников и их четвероногих помощников.

И это не единичный случай. Из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 г.: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

Вестовой Шарик

Многие из вас помнят многосерийный польский фильм «Четыре танкиста и собака», в котором показан эпизод, как собаку по кличке Шарик использовали для донесения важного военного сообщения. Оно было прикреплено к ошейнику и доставлено командованию. Именно таким образом использовались специально обученные военные собаки, которые могли действовать быстро и скрытно, чаще под покровом темноты. Собака очень хорошо видит ночью и может успешно справиться с заданием, от которого порой могла зависеть судьба целого сражения. Секретное донесение будет доставлено по назначению.

Из донесения штаба Ленинградского фронта: «6 собак связи… заменили 10 человек посыльных (вестовых), причём доставка донесений ускорилась в 3−4 раза».

Справка

В период Великой Отечественной войны собаки-санитары вынесли на себе с поля боя более 700 тысяч раненых бойцов! Стоит отметить, что санитару за 80 человек, вынесенных с поля боя, присваивали звание Героя Советского Союза.

Всего за время военных действий было сформировано около 15 тысяч собачьих упряжек, которые доставляли раненых солдат в укрытие, где им можно было оказать срочную медицинскую помощь. И это, может быть, самая важная особенность помощи собак в спасении наших солдат.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ СОБАКАМ — ВОИНАМ, КОТОРЫЕ НАРАВНЕ С НАШИМИ СОЛДАТАМИ, ПРИБЛИЖАЛИ ДОЛГОЖДАННЫЙ ДЕНЬ ПОБЕДЫ!

Собаки на фронте воевали на равных с людьми, неслучайно их приравнивали к бойцам. В воинской части их ставили на довольствие. На металлической бляшке ошейника обозначали буквами род службы. Пусть не петлицы и погоны, но все-таки армейский знак отличия. Да и кормили псов на общей походной кухне, причём, если по норме солдату полагался котелок каши, собаке — два.

funfacts.ru/fakty-o-zhivotnyh/1031-podvigi-sobak-vo-vremja-velikoj-otechestvennoj-vojny.html blekmor.ru/16/207

www.inpearls.ru

Собаки — участники Великой Отечественной / Назад в СССР / Back in USSR

Не многие из нас знают о четвероногих героях, спасших сотни тысяч человеческих жизней. Однако, они тоже сражались за Победу. Подрывали вражеские танки, ходили в разведку, обнаруживали лазутчиков, были связистами, санитарами, разыскивали фугасы и мины.

Великую Отечественную войну, этот страшный и трудный для нашей родины период, советский народ преодолел с присущими ему мужеством, храбростью и отвагой. Но кроме людей, чрезвычайную смелость и преданность проявили и наши четвероногие друзья.
На протяжении войны собаки выполняли самую разную работу. За время Великой Отечественной Войны собаки освоили несколько специальностей.
В период с 1939 по 1945 год было создано 168 отдельных воинских частей, использовавшие собак. На различных фронтах действовали 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме этого периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства.
Ездовые собаки

На нартовых, или санитарных собаках вывозились раненые бойцы непосредственно с поля боя. Зимой – на легких санках, летом – на так называемых волокушах или просто на носилках, поставленных на колеса. Причем вывозили из таких мест, куда не мог подойти никакой другой транспорт. Около 15 тысяч упряжек ездовых собак, участвовавших в войне и прошедших с нашей армией от Волги до Берлина, сражавшихся на всех фронтах – от Черного до Северного моря, — вывезли с поля боя 700 тысяч раненых солдат и офицеров. В то время, как санитарам и иным медработникам за вынос с поля боя 80 человек присуждали высшую воинскую награду – звание Героя Советского Союза, четвероногие спасатели довольствовались похвалой, да миской с похлебкой.
Во время войны на собачьих упряжках вывозили с поля боя не только раненых, под огнем врага доставляли на передний край боеприпасы и продукты, подвозили даже легкие орудия. Пройти они могли по любому бездорожью. За период ВОВ собаки доставили на передовые 5862 тонны боеприпасов.
Сани, запряженные четырьмя собаками, неожиданно понеслись с дороги в поле, прямо в огромную воронку. Ведущая правая передняя собака, как будто, сбесилась, — она не слушалась ни вожжей, ни окриков ездового. Все вместе через несколько секунд свалились на землю. И только тогда стало слышно свист проносящихся прямо над головой Василия Смирнова немецких мин. «Это случилось в Молдавии, это я помню, а клички той собаки уже не вспомню, хоть она и спасла мне жизнь, ценой собственной жизни. Осколок мины угодил ей прямо в лоб, и она умерла без мучений. На тот момент мы вывезли с ней с поля боя уже где-то около 35-ти раненных красноармейцев», — говорит ветеран Великой Отечественной войны Василий Егорович Смирнов.
За годы службы в армии, Смирнов вывез с передовой 50 тяжело раненных бойцов. «Тележка была деревянной, длинной, чтобы в ней и раненный мог поместиться, и мне было где присесть. Я обычно сидел сзади. В санитарную тележку запрягались четыре специально обученные собаки. Вывозили мы прямо с передовой, сразу после окончания боя, вывозили только тяжело раненых, остальные – своим ходом, как говорится»
Ездовых собак Красной Армии на фронте кормили «наркомовским спецпайком», в перерывах между боями даже варили суп из картошки, пшена и мяса. «Мясо откуда брали? Да, с обочин дорог, знаете, сколько трупов лошадиных валялось? Подойдем, посмотрим, понюхаем, если «ничего», с боку кусок отрежешь, и собачкам на корм, ели они всегда с аппетитом, — таскать меня с раненым вместе, — это я Вам скажу адский труд»
Собаки – подрывники

Поздней осенью 1941 года, во время битвы под Москвой, произошло событие, которое не было отмечено в приказах Верховного Главнокомандующего, но заслужило право быть занесенным в военные хроники. Группа фашистских танков, пытавшихся атаковать советский рубеж, повернула назад, завидев…мчавшихся на них собак! Впрочем, испуг гитлеровцев был вполне обоснован — собаки взрывали неприятельские танки.
В донесении командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Дмитрия Лелюшенко сообщалось: «…При наличии массированного применения противником танков собаки являются неотъемлемой частью противотанковой обороны. Противник боится собак-истребителей и специально охотится за ними».
В оперативной сводке Совинформбюро от 2 июля 1942 года говорилось: «На одном из фронтов 50 немецких танков попытались прорваться в расположение наших войск. Девять отважных четвероногих «бронебойщиков» из истребительного отряда старшего лейтенанта Николая Шанцева подбили 7 вражеских танков».

Собаки-истребители танков были приняты на вооружение в 1935 году. специально дрессированная собака с укреплённым на ней зарядом взрывчатого вещества. Собака забиралась под танк, срабатывал датчик цели (деревянный штырь длиной около 20 см) и заряд взрывался непосредственно под днищем танка. Собаку не кормили несколько дней и приучали её, что еду можно найти под танком. Далее собаке прикрепляли макет взрывного устройства и дрессировали залезать под танки уже с ним. Наконец, учили не пугаться движущихся и стреляющих танков. В боевых условиях собаку держали впроголодь, в нужный момент укрепляли на ней настоящее взрывное устройство (около 12 кг тротила), непосредственно перед применением снимали предохранитель и выпускали собаку навстречу вражескому танку. Мина взрывалась под относительно тонким днищем танка. Собака погибала.
На счету 299 собак-истребителей танков – 300 единиц вражеской бронетехники. Выжить смогла только одна собака, и то по счастливой случайности. «Собака побежала к танку, шел страшный бой, осколком срезало вьюк с взрывчаткой, и ранило саму собаку, она полежала немного, а потом все-таки добежала обратно к своему вожатому, но задание выполнила – танк был взорван. Но это – единственный случай, когда истребитель танков остался в живых», — говорит ветеран Центральной школы военного собаководства Владимир Леонидович Швабский.
Hundeminen, как их называли немцы, дрессировались с применением советских танков, на поле боя иногда ошибались, пугались незнакомых немецких танков, бежали обратно и, в результате, подрывали советские машины. «Когда собаку пускали под танк, за ней всегда наблюдал снайпер, это на случай, если побежит назад она, но таких случаев у нас не было, у немцев – были, ведь они точно так же использовали своих овчарок», — утверждает директор музея военного собаководства и голубеводства Василий Хмельницкий.

Подвиг советских собак-истребителей танков в нашей стране увековечен под Волгоградом.
В битве на Курской дуге 12 немецких танков были уничтожены при помощи собак. Собаки представляли проблему для немцев, поскольку танковый пулемёт располагался достаточно высоко и с трудом попадал в быстро перемещающуюся у поверхности земли собаку. Немецкое командование обязало каждого солдата пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения. Со временем солдаты вермахта стали применять против собак установленные на танках огнемёты, это оказалось достаточно эффективной мерой противодействия, однако некоторых собак остановить всё равно не удавалось.

Так или иначе, к 1942 году использование противотанковых собак было сильно затруднено. Через некоторое время противотанковые собаки перестали использоваться.
Собаки – диверсанты


Диверсионные собаки подрывали железнодорожные составы и мосты. На спине у таких собак был закреплен разъемный боевой вьюк. Боевые собаки-диверсанты участвуют (за линией фронта) в стратегической операции «Рельсовая война» и ее продолжении «Концерт» – действия по выводу из строя железнодорожных путей и подвижного состава в тылу врага. По замыслу собака проникает к железнодорожному полотну, дергает за рычаг освобождения от седла, и груз готов к диверсии.
В годы Великой Отечественной войны отличилась и первая в Красной Армии собака-диверсант Дина. Осенью 1943 года ей удалось взорвать немецкий воинский эшелон. Выскочив на рельсы перед приближающимся эшелоном, она сбросила вьюк с зарядом, выдернула чеку капсюля-воспламенителя зубами, а затем, до того, как произошел взрыв, скатилась с насыпи и убежала в лес. Дина была уже рядом с минерами, когда прогремел взрыв, взорвавший эшелон. В краткой сводке говорилось: «19 августа 1943 года на перегоне Полоцк – Дрисса подорван эшелон с живой силой противника. Уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар. С нашей стороны потерь нет».
Дина — собака, участник Великой Отечественной войны, первая собака-диверсант в Красной армии. В Центральной школе военного собаководства Дина прошла курс обучения истребителя танков. Затем в батальоне собак-миноискателей Дина приобрела вторую специальность — минера, а затем освоила третью профессию — диверсанта.
Для успешного выполнения задания диверсионным группам придавали для их сопровождения вожатых с собаками. Эти собаки были очень хорошо выдрессированы. Они могли провести группу через минные поля, проложить в них «коридор», заранее указать, где у врага засада или «гнездо» снайпера. С их помощью брали «языка» (человека, обладающего важной информацией).
Собаки – диверсанты соблюдали закон тишины, они никогда не подавали голоса, так как это могла демаскировать группу. Если в группе был такой четвероногий боец, то успех был обеспечен на 80%. Собаки – диверсанты проходили строгий отбор по ряду качеств, самое главное из них – это четкое выполнение команд.
Собаки-разведчики

Собаки разведывательной службы сопровождали разведчиков в тыл врага для успешного прохода через его передовые позиции, обнаружения скрытых огневых точек, засад, секретов, оказания помощи при захвате «языка», работали быстро, четко и беззвучно.
Пёс Джек и его проводник, ефрейтор Кисагулов, были разведчиками. На их совместном счету более двух десятков захваченных «языков», в том числе офицер, взятый в плен внутри тщательно охраняемой крепости Глогау. Проникнуть в крепость и уйти из неё с пленным мимо многочисленных засад и постов охраны ефрейтор смог лишь благодаря чутью собаки.
Собаки-связисты

Эта специальность была очень востребована. Связь на войне одна их составляющих успеха в любой операции.
Из донесения штаба Калининского фронта:
«Шесть собак связи заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений ускорилась в 3-4 раза. Потери собак, даже при большой плотности артиллерийского, минометного огня противника весьма незначительны (одна собака в месяц)».
Собаки связисты несут службу четко и уверенно. Отмечено много случаев, когда при полной невозможности использовать другие средства связи собаки своевременно доставляли все донесения и приказания. Даже тяжело — раненая собака доставляла донесение. Отделение сержанта Е.С.Акимова в составе четырех вожатых с собаками доставило более 200 боевых документов.
В сложной боевой обстановке, по лесам и болотам, порой непроходимым для человека, связные собаки доставили в роты, батальоны и полки более 200 тысяч документов, проложили 8 тысяч километров телефонного провода.

Сохранился рассказ об эрдельтерьере Джеке, который спас от верной гибели целый батальон. Три с половиной километра под интенсивным обстрелом нес он в ошейнике важное донесение. Прибежал в штаб израненный, со сломанной челюстью и перебитой лапой. Доставив пакет, упал мертвым.
Собака Норка в труднейших условиях и за короткий срок доставила 2398 боевых донесений, а пес по кличке Рекс – 1649. В 1944 году пес Джек доставил 2982 боевых донесения. А «боец» Ленинградского фронта собака Дик доставил 12 000 донесений.
Об уникальном случае рассказал вожатый связист Николай Больгинов: «Это было под Никополем в феврале 1944 года. Вместе с собакой Рексом я находился при стрелковом батальоне. Дошли до берега Днепра и благополучно переправились. В это же время через реку была протянута кабельная связь от комполка до комбата, но минут через десять связь прервалась. А фашисты пошли в контратаку. Пришлось Рексу доставлять донесение. Но я опасался — таких широких рек да еще в такую холодную погоду ему раньше переплывать не приходилось. Рекс смело бросился в ледяную воду и поплыл на наш берег. Сильное течение и ветер далеко отнесли пса. Но боевое донесение было доставлено. В тот день Рекс трижды(!) переплывал Днепр под ураганным артиллерийским и пулеметным огнем, доставляя важные документы».
К слову, в период затишья между боями, на связных собак надевали специальные вьюки и они доставляли на передовую письма и газеты. Случалось, что собакам доверяли доставку орденов и медалей в подразделения, куда невозможно было пробраться из-за сплошного обстрела.
Собаки — миноискатели

Немало человеческих жизней сберегли они. На них легло самое ответственное задание — разминирование территорий после ухода врага, во время фронтовых операций, продвижения наших войск. Тонкое чутье собак позволяло отыскивать мины не только в металлическом корпусе, но и в деревянном, которые не способен обнаружить миноискатель. В несколько раз быстрее работали минеры с собаками. Минеры с минорозыскными собаками только за декабрь 1941 года обнаружили около 20 тыс. мин и фугасов.
Группа сержанта Г.В. Маланичева, действуя ночью вблизи противника, с помощью собак обнаружила и обезопасила за два с половиной часа напряженной работы, 250 мин.
Из донесений Северо-Западного фронта:
«Применение собак-миноискателей имеет большое значение в работе инженерных частей. Наличие собак сокращает подрывы личного состава при разминировании. Собаками очищаются полностью минные поля без пропуска мин, что невозможно сделать при работе миноискателем и щупом. Собаки разыскивают мины всех систем: отечественные мины и мины противника, металлические, деревянные, картонные, наполненные разнородными видами взрывчатых веществ».
Из директивы начальника инженерных войск Советской Армии всем фронтам:
«При обследовании маршрутов скорость увеличивалась до 40-50 км в сутки против прежних 15 км. Ни на одном из маршрутов, проверенных собаками — миноискателями, не было случая подрыва живой силы и техники». Всего за годы войны для минорозыскной работы подготовлено свыше 6-ти тыс. собак, которые обезвредили свыше 4 млн. мин. Это 33 города, 18 тыс. населенных пунктов.
Джульбарс служил в 14-ой штурмовой инженерно-саперной бригаде и сумел обнаружить более 7 тысяч мин и 150 снарядов, участвовал в разминировании дворцов над Дунаем, замков Праги и соборов Вены. С сентября 1944-го по август 1945 года, принимая участие в разминировании на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, служебная собака по кличке Джульбарс обнаружила 7468 мин и более 150 снарядов.
С Джульбарсом связан еще один интересный факт. Среди многочисленных питомцев Центральной школы военного собаководства, заслуживших почетное право принимать участие в Параде Победы, состоявшемся на Красной площади 24 июня 1945 года, был и Джульбарс. В этот день пес еще не оправился от полученного ранения и не мог пройти в составе ЦОКЗШВС (Центральная ордена Красной Звезды школа военных собак). Ее начальник генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом маршалу Константину Рокоссовскому, который поставил в известность Иосифа Сталина. Главнокомандующий распорядился: «Пусть эту собаку пронесут на руках по Красной площади на моей шинели…» Вслед за «коробкой» ЦОКЗШВС на Параде Победы шел главный кинолог Международной федерации служебного собаководства подполковник Александр Мазовер, неся Джульбарса на сталинской шинели.

Знаменит ленинградский колли Дик. В личном деле записано: «Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов.
Главный подвиг Дик совершил в Павловске». Это было так. За час до взрыва Дик обнаружил в фундаменте дворца фугас в две с половиной тонны и часовым механизмом. После Великой Победы легендарный пес, несмотря на множественные ранения, был неоднократным победителем выставок собак. Пес-ветеран дожил до глубокой старости и был похоронен с воинскими почестями, как и подобает герою.
9 июля 1944 года 16-я инженерно-саперная бригада занималась разминированием Святогорского монастыря. Сержант Анатолий Худышев «работал» со своим верным помощником, кокер спаниелем по кличке Джерик. «Сначала мы прошлись по двору, затем по кельям – нашли и обезвредили несколько мин-ловушек. Потом вышли из ворот монастыря, и подошли к могиле Пушкина. Мой Джерик, -так звали мою собаку, натренированную на запах тола в минах, забежал вперед и уселся у могилы. «Ай-я-я, — журю я его. Как не стыдно! Уселся прямо на могилу великого поэта», — вспоминал потом ветеран войны.
Саперский щуп сержанта наткнулся на железо. «Снимаю мину, укладываю в сторонке, а под ней вторая, для усиления, такая же. Вот рвануло бы, так рвануло. И могилу бы разрушила и «поклонникам поэта» конец бы пришел», — говорит фронтовик Худышев.

Собаки-санитары

Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны тюменца Сергея Соловьева: «Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты…
На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии.
Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими…»
Сторожевые собаки
Сторожевые собаки работали в боевом охранении, в засадах для обнаружения врага ночью и в ненастную погоду. Эти четвероногие умницы только натяжением поводка и поворотом туловища указывали направление грозящей опасности.
Сторожевая овчарка Агай, находясь в боевом охранении, 12 раз обнаруживала гитлеровских солдат, которые пытались скрытно подобраться к позициям наших войск.

Среди отступавших порядков Красной армии был отдельный батальон Коломенского пограничного отряда, располагавший 250 служебными собаками. В ходе затяжных боев майору Лопатину было предложено распустить хвостатых бойцов — овчарок. Их нечем было кормить. Командир нарушил приказ и оставил четвероногих бойцов в отряде. Зрелище было страшное: 150 (данные различные – от 115 до 150 пограничных псов, в т.ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, полуголодных овчарок, против поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков и расстреливали бедных псов. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен. А уцелевшие собаки, по словам очевидцев – жителей села Легедзино, до конца остались преданными своим проводникам. Каждая из уцелевших в той мясорубке, улеглась возле своего хозяина и никого не подпускала к нему. Немецкие звери, пристреливали каждую овчарку, а те из них, кого не подстрелили немцы, отказывались от пищи и умерли от голода на поле… Даже сельским собакам досталось – немцы расстреливали крупных собак селян, даже тех, кто был на привязи. Лишь одна овчарка смогла доползти до хаты и упала у двери.
Преданного четвероногого друга приютили, выходили, а по ошейнику на ней селяне узнали, что это были пограничные псы не только Коломийской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного собаководства капитана М.Е. Козлова. После того боя, когда немцы собрали своих погибших, по воспоминаниям жителей села (к сожалению уже мало оставшихся на этом свете) было разрешено похоронить советских пограничников. Всех, кого нашли собрали в центре поля и похоронили, вместе со своими верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения спрятали на долгие года… Память о героизме пограничников и их помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полицаев, пол села мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших. А хоронившие пограничников местные жители, прячась от фашистов, выдирали из красноармейских книжек и офицерских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельной опасностью, поэтому установить фамилии героев не удалось).
9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, пограничных войск и кинологов Украины был установлен единственный в мире памятник человеку с ружьем и его верному другу – собаке. Такого памятника больше нигде нет. «Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле». Сегодня известны лица лишь двух погибших пограничников.

Собака на войне — это глаза и уши вооруженных сил, и они играли важную роль в сохранении жизни солдат: в ходе своей службы, в среднем, собака спасла жизни 150 солдат.

Сколько сказано слов.
Может чья-нибудь муза устала
Говорить о войне
И тревожить солдатские сны…
Только кажется мне,
До обиды написано мало
О собаках-бойцах,
Защищавших нас в годы войны!

Стёрлись в памяти клички.
Не вспомнить теперь и мордашку.
Мы, пришедшие позже,
Не знаем совсем ничего.
Лишь седой ветеран
Ещё помнит собачью упряжку
В медсанбат дотащившую
С поля боя когда-то его!

Связки мин и гранат
Относили собаки под танки.
Защищая страну
И солдат от нависшей беды.
После боя бойцы
Хоронили собачьи останки.
Только нет там теперь
Ни холма, ни креста, ни звезды!

Батальон окружён,
Ни еды, ни снарядов, ни связи.
Свистопляска вокруг
И осколков и пуль круговерть.
С донесением псы
Пробирались и близили праздник.
Всем, даруя свободу,
А себе, зачастую, лишь смерть.

И собачья честь
Не замарана подлым предательством!
Жалким трусом из псов
Не отметил себя ни один!
Воевали они
Без присяги, но всё ж с обязательством
Вместе с Армией Красной
Уничтожить фашистский Берлин.

И когда в майский день
На могилы приходим святые.
И святое храня
Мы минуту молчанья стоим.
То пускай эта дань
И огонь, и цветы полевые
Будут памятью светлой
Будут скромной наградой и им!

Сергей Ерошенко

back-in-ussr.com

Подвиги собак на Великой Отечественной войне

Они шли с человеком, бок о бок, а в трудные времена выходили вперед. Они делили с человеком окоп и паёк. Они трудились и гибли вместо человека. Это собаки, собаки на войне.
 

Существует красивая легенда про Джульбарса. На историческом Параде Победы 24 июля 1945 года были представлены все фронты Великой Отечественной войны, все роды войск. Вслед за сводными полками фронтов, полком Военно-морского флота и колоннами боевой техники по Красной площади шли ...собаки со своими проводниками.
 


На том историческом параде за «коробкой» солдат с собаками шел главный кинолог страны подполковник Мазовер. Ему было разрешено не чеканить шаг и не отдавать честь главнокомандующему, поскольку он нес на руках бойца 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады — собаку по кличке Джульбарс. Четвероногий боец принимал участие в боях и разминировании местности на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии. Там Джульбарс обнаружил 468 мин и 150 снарядов, за что был представлен к боевой награде — медали «За боевые заслуги». Ко дню исторического парада Джульбарс еще не оправился после полученного ранения. Говорят, что его несли на кителе (шинели) самого Сталина.
 

Правда это или нет, мне спросить уже не у кого, но кинологи по площади шли. Это – факт. И собаки принимали активное участие в Великой отечественной войне. Всего же по военным дорогам от Москвы до Берлина проползло, прошагало, проехало и пробежало 68 тысяч Шариков, Бобиков и Мухтаров: породных и не очень, больших и малых, гладких и лохматых. Все они внесли неоценимый вклад в великое дело.

Становление и развитие служебного собаководства в советское время связано прежде всего с именем ученого-кинолога Всеволода Языкова, автора многих книг по теории дрессировки и работе собак в ратной сфере. Забегая вперед, скажу, что его научные методы легли в основу теории и практики служебного собаководства в армии, в пограничных и внутренних войсках.

Еще в 1919 году именно Языков впервые обратился в Штаб Красной Армии с предложениями о принципах организации служебного собаководства в РККА. Но только спустя пять лет, 23 августа 1924 года, вышел приказ Реввоенсовета СССР № 1089, согласно которому в Москве при Высшей стрелково-тактической школе «Выстрел» организуется Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак. Первым начальником школы был назначен Никита Евтушенко. Питомник получил название «Красная звезда». Центр дал толчок к созданию клубов служебного собаководства в системе ОСОАВИАХИМА, предшественника ДОСААФ и РОСТО. К сожалению, в 1938 году Языков погиб в горниле сталинских репрессий. Уже к началу 1941 года эта школа готовила собак по 11 видам служб. Немцы с завистью констатировали, что «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России».
 

Ездовые и санитарные собаки — около 15 тысяч упряжек, зимой на нартах, летом на специальных тележках под огнем и взрывами вывезли с поля боя около 700 тысяч тяжелораненых, подвезли к боевым частям 3500 тонн боеприпасов.

Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны тюменца Сергея Соловьева: «Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими…»


Известно о рядовом Дмитрии Трохове. За три года на собачьей упряжке во главе с лайкой Бобиком он вывез с передовой 1580 раненых. Он был награжден орденом Красной Звезды, тремя медалями «За отвагу». Стоит отметить, что санитару за 80 человек, вынесенных с поля боя, присваивали звание Героя Советского Союза. Это, пожалуй, самая героическая и самая полезная работа собак.

Собаки-миноискатели

Собаки-миноискатели – их было около 6 тысяч, обнаружили, а вожатые саперы обезвредили 4 млн. мин, фугасов и других взрывчатых веществ.
Знаменит ленинградский колли Дик. В личном деле записано: «Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов. Главный подвиг Дик совершил в Павловске». Это было так. За час до взрыва Дик обнаружил в фундаменте дворца фугас в две с половиной тонны и часовым механизмом. После Великой Победы легендарный пес, несмотря на множественные ранения, был неоднократным победителем выставок собак. Пес-ветеран дожил до глубокой старости и был похоронен с воинскими почестями, как и подобает герою.

Собаки принимали участие в разминировании г.г. Белгород, Киев, Одессу, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшаву, Прагу, Вену, Будапешт, Берлин. Общая протяженность военных дорог проверенных собаками составила 15153 км.

Собаки-связисты

Собаки-связисты – в сложной боевой обстановке, порой в непроходимых для человека местах доставили свыше 120 тысяч боевых донесений, для установления связи проложили 8 тысяч км телефонного провода (для сравнения: расстояние от Берлина до Нью-Йорка — 6 500 км.).
Иногда даже тяжело раненая собака доползала до места назначения и выполняла свою боевую задачу. Связной собаке Альме немецкий снайпер первым выстрелом прострелил оба уха, вторым – раздробил челюсть. И все же Альма донесла пакет. Знаменитая собака Норка за 1942-1943гг. доставила 2398 боевых донесений. Другой легендарный пес Рекс доставил 1649 донесений. Он был несколько раз ранен, трижды переплывал Днепр, но всегда добирался до своего поста.

Собаки-истребители танков

Собаки-истребители танков – за время войны они подорвали более 300 фашистских танков.
В битве под Сталинградом 28-й отдельный отряд служебных собак под командованием майора Л. Кунина истребил 42 танка и две бронемашины, за что командующий 62-й армией генерал В. И. Чуйков за стойкость и отвагу объявил всему личному составу отряда благодарность, а 47 воинов отметил орденами и медалями.

Огненная дуга также была местом применения служебных собак. Так, 6 июля 1943 года на второй день Курской битвы на Воронежском фронте в полосах обороны 52-й и 67-й гвардейских стрелковых дивизий собаки подорвали три танка, остальные повернули назад. Всего в течение того дня подразделения собак — истребителей танков подорвали 12 фашистских танков.

Начиная с 30-х годов в Ульяновске, Саратове, Кубинке шла отработка применения собак для подрыва танков. Собака, оснащенная седлом со взрывчаткой проникала под днище танка, приводился в действие механизм сброса, активирующий взрыватель, и танк поражался в наиболее слабое место – днище. Попытки применения немцами сеток против собак потерпели неудачу – собака проникала сзади, пулеметный огонь тоже был неэффективным – собака малозаметна и быстро оказывается в мертвой зоне. К сожалению сбросные мины были сложны в постановке и, поэтому, неэффективны. И большая часть собак-истребителей погибала вместе с танком.

Диверсионные собаки

Диверсионные собаки подрывали железнодорожные составы и мосты. На спине у таких собак был закреплен разъемный боевой вьюк. Боевые собаки-разведчики и диверсанты участвуют (за линией фронта) в стратегической операции «Рельсовая война» и ее продолжении «Концерт» – действия по выводу из строя железнодорожных путей и подвижного состава в тылу врага. По замыслу собака проникает к железнодорожному полотну, дергает за рычаг освобождения от седла, и груз готов к диверсии.

Незаурядные способности в этом проявила овчарка Дина, поступившая на передовую из Центральной школы военного собаководства, где она прошла курс обучения истребителя танков. В батальоне собак-миноискателей Дина приобрела вторую специальность — минера и успешно осваивала третью — диверсанта. Премудростям этой профессии обучались и другие четвероногие бойцы. Вскоре диверсионная группа была подготовлена. Специальная комиссия штаба фронта внимательно проверила каждого вожатого, каждую собаку. Через несколько дней поступил приказ — отправить группу в тыл противника.


Долгое время от диверсантов не было никаких известий. И вот пришло радостное сообщение: «Сработала Дина». В краткой сводке говорилось: «19 августа 1943 года на перегоне Полоцк – Дрисса подорван эшелон с живой силой противника. Уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар. С нашей стороны потерь нет».

Собаки разведывательной службы

Собаки разведывательной службы сопровождали разведчиков в тыл врага для успешного прохода через его передовые позиции, обнаружения скрытых огневых точек, засад, секретов, оказания помощи при захвате «языка», работали быстро, четко и беззвучно.
Пёс Джек и его проводник, ефрейтор Кисагулов, были разведчиками. На их совместном счету более двух десятков захваченных языков, в том числе офицер, взятый в плен внутри тщательно охраняемой крепости Глогау. Проникнуть в крепость и уйти из неё с пленным мимо многочисленных засад и постов охраны ефрейтор смог лишь благодаря чутью собаки.

Сторожевые собаки

Сторожевые собаки работали в боевом охранении, в засадах для обнаружения врага ночью и в ненастную погоду. Эти четвероногие умницы только натяжением поводка и поворотом туловища указывали направление грозящей опасности.
Сторожевая овчарка Агай, находясь в боевом охранении, 12 раз обнаруживала гитлеровских солдат, которые пытались скрытно подобраться к позициям наших войск.

А еще собаки служили живыми талисманами, помогали солдатам преодолевать тяготы войны и просто воевали вместе с ними...

www.nexplorer.ru

Животные на Великой Отечественной войне (в картинах Алексея Комарова и Константина Флёрова)

Кто рисует животных?

Дорогие ребята, знаете ли вы, что вместе с людьми на фронт призывали и животных? Да, да, животных: лошадей и собак, верблюдов и голубей, лосей и оленей… Конечно, они воевали не с оружием в лапах, но очень крепко помогали нашим солдатам. Как помогали? Об этом вы узнаете в этой книге.

Но сначала о том, кто такие анималисты. Это художники, рисующие животных. Алексей Никанорович Комаров и Константин Константинович Флёров были анималистами. Их картины с изображением животных на войне находятся в Дарвиновском музее Москвы. Будешь там – обязательно посмотри!

А.Н. Комаров (1879-1977)
Еще в детстве маленький Алексей увлечённо лепил из хлеба разных животных и тщательно срисовывал иллюстрации из книги «Жизнь животных» Брема. Затем поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества и с тех пор посвятил свою жизнь изучению животных и рисованию их.
«Я старался,— пишет в своих записках Алексей Никанорович,— заразить зрителей и читателей своей любовью к зверям и птицам нашей родной природы; я видел их в натуре, люблю и хорошо знаю».

К.К. Флёров (1904-1980)
В детстве будущий художник любил рисовать зверей в зоопарке и с удовольствием занимался в студии анималистического рисунка. Константин поступил на биологический факультет Московского университета, стал ездить в экспедиции и увлёкся палеонтологией. Именно палеонтологии, - науке, изучающей животных давно прошедших эпох, Константин Константинович и посвятил свою жизнь. Но рисование и скульптуру не забросил, оставаясь одинаково влюбленным в искусство и науку.

Во время Великой Отечественной войны Алексей Никанорович Комаров и Константин Константинович Флёров создали много картин, изображающих животных в боевых условиях. Все эти полотна были созданы в период с 1941 по 1945 год. Картины показывали раненым в госпиталях, это поднимало дух выздоравливающих бойцов.

Некоторые сюжеты картин брались с реальных фронтовых фотографий. Давайте посмотрим на эти примеры.

В годы Великой Отечественной войны на северном фронте вместе с людьми воевали олени. В Заполярье были созданы специальные оленетранспортные батальоны. Бойцам, работающим с оленьими упряжками, в военных билетах писали - «ездовой оленевод». На оленьих упряжках доставляли военные грузы и переправляли раненых, вывозили подбитые самолеты и их экипажи. За годы войны олени вывезли из тундры 160 вынужденно севших и подбитых самолетов, спасли более 10 000 раненых. Олени ходили «на задания» вместе с разведчиками.

Вот фронтовая фотография, которая называется «Отряд советских разведчиков перед выполнением боевого задания. Кольский полуостров, декабрь 1941 г». А вот картина Константина Флёрова «Северные олени на мурманском фронте». Сравните.

Еще один пример. Фотография «Саперы вместе с собаками ведут разминирование» и картина Алексея Комарова «Собаки-миноискатели».

А эта картина А. Комарова «Собаки - взрыватели танков» имеет в «первоисточнике» две фотографии.

Но чаще сюжеты картин рождались из услышанных по радио военных сводках, прочитанных газетных публикациях и рассказов раненых солдат.

Лошадь идет на войну

Кавалерия вступила в бой в первые же часы Великой Отечественной войны и позже участвовала практически во всех операциях Красной Армии.

Картина К. Флёрова «Конница на марше»

Фашисты боялись нашу конницу. Вот что писал в своей докладной записке немецкий генерал Гальдер: «Мы постоянно сталкиваемся с конными соединениями. Они так маневренны, что применить против них мощь немецкой техники не представляется возможным. Увы, ни один командир не может быть спокоен за свои тылы». Лошади оказались незаменимы для стремительных рейдов по тылам противника, для налетов и диверсий. Хотя конь и бежит со средней скоростью не более 20 км в час и может преодолеть не более 100 км за сутки, но он может пройти там, где не пройдёт никакая техника – и сделает это незаметно.
В боях под Москвой отличилась конница генерала Белова. При обороне столицы, в самый критический момент сражения, эта конная группа не только остановила фашистов, но и сама перешла в наступление, отбросив противника на десятки километров на юг.

Флёров К.К. «Атака конницы генерала Белова»

Лошади «служили» не только в кавалерии, они были практически основной тягловой силой. Именно конные упряжки всю войну тянули орудия и обозы с боеприпасами, полевые кухни и передвижные лазареты. В составе Красной Армии находилось около двух миллионов лошадей, но их всё равно катастрофически не хватало.

Флёров К.К. «Красноармейский обоз»

Из воспоминаний: «Мой прадедушка Яков был до войны конюхом. Работал в колхозе по уходу за лошадьми. Очень хорошо изучил повадки животных. Это ему помогло и на войне. Когда возникала необходимость доставить на передовую снаряды, прадедушка знал, как и какую лошадь запрячь. Лошадь бежала по полю сама. Она чуяла запах родной роты и безошибочно выбирала дорогу. Снаряды доставлялись вовремя! Прадедушка рассказывал: «Лошади умные. Она не бегают прямиком, а от воронки к воронке. Вот животное, а солдатскую поговорку знает, что снаряд дважды в одну воронку не попадает! А чтобы лошадь не боялась — я орал песню «Расцветали яблони и груши…». Эту песню пели солдаты нашей роты. Вот лошадь и бежала к ним».
Раненых лошадей никогда не бросали, их лечили в специальных ветеринарных лазаретах, окружая теплотой и заботой. И всё-таки очень много лошадей погибло на полях сражений. Считается, что за время Великой Отечественной войны было потеряно более миллиона лошадей.

Верные однополчане

Первыми войну встретили пограничники. А с ними и их верные служебные собаки.

Комаров А.Н. «Пограничник с ищейкой»

С первых же дней войны призывать на фронт стали и собак. Сначала уходили «образованные» и породистые, а позже на призывной пункт пошли даже беспородные дворняги.
Все собаки проходили обучение в Центральной военно-технической школе дрессировщиков. Учились вместе с людьми - вожатыми, с которыми потом и уходили на фронт. За время войны эта школа выпустила 68 тысяч собак.
Четвероногие ученики не сидели за партами и не отдыхали на каникулах. Каждый день на специальных спортивно-дрессировочных площадках они учились подрывать вражеские танки, ходить в разведку, обнаруживать лазутчиков, искать раненых и т.д. А за это получали лакомство и доброе слово.

Комаров А.Н. «В сторожевом дозоре»

В Центральной военно-технической школе дрессировщиков готовили собак восьми «профессий»:
- сторожевые собаки
- санитарные собаки
- диверсионные собаки
- разведывательные собаки
- противотанковые собаки
- собаки связи
- минно-розыскные собаки
- ездово-санитарные собаки.
Картину Алексея Комарова «Собаки - взрыватели танков» мы уже видели. На ней изображены две собаки, которые бегут к движущимся вражеским танкам. Как только собака влезет под днище танка, спускатель-штырь упрётся в корпус бронетехники и раздастся взрыв. На картине изображена ещё одна собака, которая ждет команды своего вожатого. У неё на спине хорошо виден закреплённый специальный вьюк со взрывчаткой.
Собаки уничтожали вражеские танки под Москвой и Сталинградом, в Воронеже и Белгороде. Это была самая тяжёлая собачья профессия. Собака подрывалась вместе с танком, сохраняя жизни наших бойцов. Многие солдаты плакали, отправляя собаку под танк…
В основном собак-смертников использовали только в начале войны, когда фашисты имели преимущество в боевой технике и в ход шли любые методы борьбы. За эти первые годы войны служебные собаки-подрывники уничтожили свыше 300 танков.
А когда в тылу было налажено производство и на вооружение Красной Армии в достаточном количестве стали поступать новые модели противотанковых ружей, собак-истребителей танков «перевели» в другой класс и научили искать мины и совершать диверсии.

Так осенью 1943 года собака-диверсант Дина, впервые в мировой истории, выполнила сложнейшую задачу: выскочила на рельсы перед приближающимся немецким эшелоном, сбросила вьюк со взрывчаткой, зубами выдернула чеку капсюля-воспламенителя и убежала. Так овчарка Дина подорвала воинский эшелон, в котором было много фашисткой боевой техники и солдат.

Комаров А.Н. «Собаки-миноискатели»

Собаки миноискатели могли работать в любых условиях: и в мерзлом грунте, и в глубоком снегу, в лесных зарослях и даже на небольшой глубине в море. Собаки обнаруживали мины по запаху взрывчатки. Найдя зарытый «сюрприз», собака садилась возле него, а сапер осторожно извлекал и обезвреживал смертоносную находку.
Собак не хватало. Поэтому часто было так, что разминировали поле саперы, а потом повторно пускали собак. Так вот, идя за саперами, овчарка Рыжик обнаружила 448 мин, а беспородный Бобик - 203.
Есть еще один герой среди «живых миноискателей». Это шотландский колли по кличке Дик, который за годы войны сумел обнаружить более 12 тыс. вражеских мин!

Многие собаки ходили с нашими солдатами в разведку. Иногда им вместе приходилось часами лежать на снегу или на сырой земле, для того, чтобы незаметно пробраться в тыл врага, узнать, где находятся немецкие части и взять в плен «языка». И собаки, вместе с бойцами, терпеливо ждали нужного момента, не лаяли, не скулили и чётко выполняли команду разведчиков.
На своих картинах Алексей Комаров изобразил, как боец вместе с собакой выслеживает «кукушку».

Комаров А.Н. «Выслеживание вражеского снайпера кукушки (1)»

Комаров А.Н. «Выслеживание вражеского снайпера кукушки (2)»

«Кукушками» называли вражеских снайперов, которые маскировались на деревьях и, стреляя оттуда, убивали наших солдат.

Комаров А.Н. «С донесением»

Собаки-связисты, рискуя собственной жизнью, переносили сообщения и донесения, протягивали телефонные кабели и даже помогали доставлять боеприпасы.
За годы войны эти четвероногие почтальоны, в боевой обстановке, часто в непроходимой для человека местности, доставили около 200 тыс. боевых донесений, для установления связи проложили 8 тыс. км телефонного провода. Для сравнения: расстояние от Берлина до Нью-Йорка – 6,5 тыс. км.

Военный корреспондент Илья Эренбург писал: «Как не вспомнить рыжего эрдельтерьера Каштанку? Раненая в голову, с разорванным ухом, истекая кровью, Каштанка подползла к вожатому: доставила в батальон донесение. Её забинтовали и отослали назад: другой связи не было. Две недели, забинтованная, она поддерживала связь с резервом. Было это возле Наро-Фоминска. Там Каштанка и погибла от снаряда. Многие бойцы её помнят».

Комаров А.Н. Собака военная с патронами

Ездово-санитарные собаки «служили» группами, в упряжках. 4-6 собак в одной упряжке, среди которых всегда есть главная, ведущая за собой остальных. Одна собака ошибется и все: упряжка не едет. Всю войну, - летом на специальных тележках, зимой на нартах, под огнем вместе с вожатыми собаки этой «профессии» вывозили раненых с поля боя. Часто было так, что в сторону линии фронта они везли боеприпасы, а назад раненых.

Флёров К.К. Перевозка пулемета ездовыми собаками

Флёров К.К. Перевозка раненых ездовыми собаками

Комаров А.Н. Перевозка раненого нартовыми собаками

И если ездово-санитарные собаки занимались только перевозками, то санитарные собаки ходили по полю боя в одиночку, выискивая раненых солдат.

Комаров А.Н. Собака-санитар

Когда из-за шквального огня медсестра не могла приблизиться к раненому, вся надежда была на четвероногого спасателя. Собака действовала по четко отработанной схеме – обнаружив пострадавшего бойца, она подползала к нему с санитарной сумкой и ложилась рядом.

Комаров А.Н. Нахождение раненого собакой-санитаром

Собака всегда безошибочно могла определить, жив ли солдат и нуждается ли в помощи. Если боец контужен или потерял сознание, собака своим теплым, слегка шершавым языком облизывала лицо человека до тех пор, пока он не очнется и не придет в себя. А когда бой стихал, на помощь приходили ездово-санитарные собаки, которые вместе с вожатыми вывозили раненых.
Из воспоминаний: «Моя бабушка была врачом во время Великой Отечественной войны. У них работали санинструкторы с собаками. Раненого на поле боя находят - на санки или тележку и собаки волокут обратно к врачам... Один раз убежали собаки с раненым, а до пункта не дошли. Все подумали, что убило их. А через двое суток на них в лесу наткнулись: у собак санки с раненым зацепились за пенек, и эти две собаки двое суток пенек грызли, чтобы санки освободить. Не бросили раненого, и почти уже закончили свое дело, еще немного и санки можно было провезти».

Комаров А.Н. «Раненый боец с собакой»

За время войны собаки-санитары вывезли с поля боя 700 тыс. тяжело раненых бойцов. Что такое 700 тысяч? Целый город, такой как современный Краснодар, Саратов или Тольятти. В 1941 году состав дивизии Красной Армии составлял от 9 700 до 17 000 чел., вот и получается, что собаки вывезли с поля боя жителей целого города или порядка 40 дивизий полного состава.
Собака во время войны могла ещё и спасти просто своим присутствием. Многие воинские части содержали собак для души, они напоминали им о счастливой мирной поре, о простых семейных радостях. Собаки вселяли надежду и веру в победу.

Горбатые тягачи

Когда не хватало машин, использовали лошадей. Когда и их стало не хватать, на фронт призвали верблюдов. Солдатам пришлось непросто. Некоторые видели верблюдов первый раз в жизни, и почти никто не представлял, как справиться с такими крупными и своенравными животными. Но со временем все бойцы научились, как запрягать верблюдов в повозки и управлять ими.
Новые сложности начались, когда от жестких дорог подошвы у верблюдов истоптались до живого мяса. А верблюда, как лошадь, не подкуешь, лапы-то мягкие. Тогда бойцы смастерили из толстой резины башмаки и обули в них своих горбатых тягачей.

Флёров К.К. «Верблюды на прифронтовой полосе»

Верблюды дошли до самого Берлина. Именно орудийный расчет, в составе которого служили верблюды Машка и Мишка, сделал один из первых выстрелов по Рейхстагу.
Ни лошадей, ни собак, ни оленей никто не награждал. А вот двум верблюдам, дошедшим до Берлина, повезло чуть больше. Наши солдаты нашли в Берлине неиспользованный склад гитлеровских наград и укрепили на верблюдах полный комплект фашистских отличий. Владимир Успенский вспоминает: «Ни один гитлеровский вояка никогда не мог получить столько. Голубые ленты, свешивались по обе стороны горба, завязывались под брюхом. Сначала верблюдам не нравилась эта катавасия, но вскоре Машка и Мишка так привыкли к своим блестящим украшениям, что не желали выходить на улицу без наград. Походка у верблюдов медленная, горделивая, а с муаровыми лентами они выглядели особо торжественно. Народ расступался…»
Эти два верблюда - Мишка и Машка - прошли всю войну. Призвали их в 1942 году в Астрахани. Именно поэтому в 2010 году в Ахтубинске Астраханской области установили памятник Мишке, Машке и сержанту, который был с ними все три тяжелых года.

Вечная память

Животные «уходили» на фронт, воевали и совершали подвиги, не ведая об этом. Просто их научили этому люди. Люди, которые были рядом. Люди, которые делили с братьями меньшими кров и пищу, радость и горе…
Солдаты наши меньшие, вы верные и преданные друзья! Своей бескорыстной помощью, зачастую ценой своей жизни, вы навсегда заслужили нашу любовь и благодарность!

Еще почитать в тему можно здесь:
Часть первая (о медведе) здесь. http://tat-dream.livejournal.com/176126.html
Часть вторая (о собаках) здесь http://tat-dream.livejournal.com/180364.html
Часть третья (о верблюдах) здесь http://tat-dream.livejournal.com/181049.html
Часть четвертая (о бегемотах) здесь. http://tat-dream.livejournal.com/182784.html

tat-dream.livejournal.com


Смотрите также