Отношение к собаке в библии


Церковь и собака - как православие относится к собаке?

Церковь и собака — как православие относится к собаке?

«Собака — допустимо ли ее держать в доме, можно ли держать собаку в доме, можно ли давать собаке человеческое имя, можно ли считать собаку членом семьи?» — какими странными эти вопросы не показались бы, но они довольно-таки часто звучат в православной среде. Давайте разберемся с этими вопросами.

Начнем с истории: каково было отношение к «четвероногому другу» в античную эпоху? Греки собак любили и окружали заботой. Достаточно почитать Гомера. Римляне одевали на боевых собак даже броню. Но вот у народов, чтивших Библию как священную Книгу, отношение было прямо противоположным. В Ветхом Завете из тридцати упоминаний собаки, лишь в двух случаях оно не имеет негативного смысла. Ненависть древних иудеев к своим неприятелям-египтянам и римлянам, разводившим и почитавшим собак и применявшим их в бою, была перенесена, вероятно, и на животных. По закону Моисея, эти животные считались нечистыми. Для еврея сравнить кого-либо с псом – верх оскорбления. Даже деньги, вырученные от продажи собаки, равнозначно плате блудницы, нельзя было вносить в Скинию – «в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23:18). Но коль собаку продавали, значит, при себе ее все-таки держали.

Скотоводу овчарка совершенно необходима, иначе стадо не уберечь. А у древних евреев скотоводческий труд – фактически основной. И, тем не менее, это не влияло на их отношение к четвероногим «караульщикам»: «ныне смеются надо мной младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих» (Иов 30:1). Но в качестве домашних животных собаки, согласно Библии, появляются поздно, причем с той же охранной функцией: когда Товия начинал держать путь к Рагуилу, его сопровождал Ангел «и собака юноши с ними» (Тов.5:17). Знаменательно звучит восклицание Авенира: «разве я — собачья голова?» (2Царств. 3:8). Смысл его почти идентичен афоризму Соломона: «псу живому лучше, нежели мертвому льву» (Еккл. 9:14). Тут настолько сказано ясно, что всякие комментарии излишни.

Ко времени земной жизни Иисуса Христа четвероногих сторожей нередко стали держать при домах, о чем свидетельствует ответ хананеянки на отказ ей Спасителя в помощи: «Господи! Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф. 15:27). И в христианстве собака не становится львом. Апостол Павел предупреждает: «Берегитесь псов!» (Филипп. 3:2), имея в виду лжеучителей. Ап. Петр выражается еще крепче, когда обличает грешников старой пословицей: «пес возвращается на свою блевотину» (2Петр. 2:22).

Христиане первой половины V века считали, что предводитель гуннов Аттила родился в результате «преступной связи девушки с собакой» – настолько он был ненавидим.

Назиданием на все времена звучат слова Спасителя: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф.7:6). Речь здесь, конечно, о людях: о невозможности проповеди Евангелия перед гордыми, нераскаянными, ожесточенными, ибо такая проповедь была бы искушением Господа Бога нашего.

В словах Спасителя заключено также понятие об иерархии человека и животных. Эту мысль он проводит неоднократно, а при исцелении сухорукого фарисеям говорит прямо: «кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы!» (Мф. 12:11,12). Говорит и ученикам: «сколько же вы лучше птиц?» (Лк. 12:24).

Поэтому, когда речь заходит об уничижительном отношении к собакам, то воспринимать его за злое – напрасно. Было бы нелепо, если б всеблагой Творец ненавидел свое ничем не провинившееся создание. Библия указывает нам исключительно на иерархию, нарушение которой и «есть мерзость перед Господом Богом твоим». Человек психически и духовно здоровый, естественно, любит создания, сотворенные Богом. Поэтому смерть домашних животных вызывает у людей печаль. Однако она бывает подчас явно чрезмерной. В таких случаях есть основание задуматься о правильности нашей духовной жизни. Господь заповедал нам прежде всего любить своего Небесного Родителя: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» (Мф.22:37). С этой заповедью тесно связана вторая «подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (22:39). Если человек научится это соблюдать, то любовь к животным в его душе займет свое иерархически подобающее место.

Вопрос классификации на «чистых и нечистых» животных в Православии пересмотрен. Св. Патриарх Фотий писал: «Многое по природе очень хорошо, но для пользующихся становится большим злом, не из-за собственной природы, но из-за порочности пользующихся… Чистое стало отделяться от нечистого не с начала мироздания, но получило это различие из-за некоторых обстоятельств. Ибо поскольку египтяне, у которых израильское племя было в услужении, многим животным воздавали божеские почести и дурно пользовались ими, которые были весьма хороши, Моисей, чтобы и народ израильский не был увлечен к этому скверному употреблению и не приписал бессловесным божеское почитание, в законодательстве справедливо назвал их нечистыми — не потому, что нечистота была присуща им от создания, ни в коем случае, или нечистое было в их природе, но поскольку египетское племя пользовалось ими не чисто, но весьма скверно и нечестиво. А если что-то из обожествляемого египтянами Моисей отнес к чину чистых, как быка и козла, то этим он не сделал ничего несогласного с настоящим рассуждением или с собственными целями. Назвав что-то из боготворимого ими мерзостью, а другое предав закланию, и кровопролитию, и убийству, он равным образом оградил израильтян от служения им и возникающего отсюда вреда — ведь ни мерзкое, ни забиваемое и подлежащее закланию не могло считаться богом у тех, кто так к нему относился».

Библейское понимание иерархического места собаки было свойственно и нашим предкам. А ведь обилие лесов на Руси, казалось бы, повышало роль четвероногого помощника куда значительней, нежели в древней Палестине. Если там «собачье дело» ограничивалось пастушьей и караульно-сторожевой функциями, то на русской земле, помимо охраны, оно включало в себя любительскую и промысловую охоту (домашних животных избегали резать в пищу, потребляли преимущественно дичь), а на Крайнем Севере к охоте прибавлялось тягло. И все-таки даже холодный климат бессилен был разжалобить русича-христианина: в самые лютые морозы собака не смела ступить дальше сеней; поселение ее в жилом помещении – примета размытого религиозного сознания, плодом которого является выведение декоративных пород собак.

Сегодня можно слышать: «Живя в городе, мы не можем держать свою собаку где-то вне квартиры, хотя в деревнях обычно их, как и раньше, держат в конуре во дворе. Вот, видимо, из таких чисто практических и традиционных соображений и появилось мнение, что собаку нельзя держать в доме. Нет и не может быть запретов на это».

Запретов нет на многое в нашей жизни, чего всякий порядочный человек себе не позволит, но с «перестройки» стали твердить: «Что не запрещено, то разрешено». Вот так, разрешая что не запрещено, мы уже третий раз после Гражданской войны затопили Россию волной детской беспризорности. Если есть необходимость держать собаку в городской квартире, то разумно же отвести ей место в прихожей, однако она почему-то лежит на диване или ласкается к хозяевам прямо в постели. Сколько раз приходилось слышать признания, что собака стала еще одним «членом семьи». Нет, расхожую поговорку «собака – друг человека» христианину следует понимать не буквально, а условно, помня о Библейских ценностях. Животные ведь не имеют образа Божия. Из земных творений только человек создан по образу Божию. Одним из свойств этого образа является бессмертие души. Но души у животных смертны, как учил Палама. Да и св. Василий Великий предупреждал: «Убегай бредней угрюмых философов, которые не стыдятся почитать свою душу и душу пса однородными между собою». Всю пошлость очеловечивания четвероногого «друга» ярко показал М. А. Булгаков в некогда запрещенной повести «Собачье сердце».

Вполне возможно, что вошедшее в русский язык слово «собака», употребляющееся как ругательство, имеет татарское происхождение, но не это объясняет его уничижительный оттенок, как думают некоторые. Татарского происхождения и «халат», и «сарай», и «башмак», и еще много других бытовых слов, однако никто ведь их не употребляет с уничижительным оттенком. А вот матерная брань это «песья брань», язык псов, их речевое поведение. В качестве бранного, в славянских языках существует выражение «песья вера», относящееся к иноверцам.

Внимание к животным, забота о них не должны отвлекать нравственное сознание от внимания непосредственно к самому человеку. Иногда кто-нибудь из нас раздражается на людей, наносит им оскорбления, а свою собаку всегда ласкает. Это говорит лишь о бесспорной ущербности духовно-нравственной жизни. «Вникни, возлюбленный, в умную сущность души; и вникни не слегка. Бессмертная душа есть драгоценный некий сосуд. Смотри, как велики небо и земля, и не о них благоволил Бог, а только о тебе. Воззри на свое достоинство и благородство, потому что не Ангелов послал, но сам Господь пришел ходатаем за тебя, чтобы воззвать погибшего, изъязвленного, возвратить тебе первоначальный образ чистого Адама».

Когда снова сказывалось на Руси язычество, тогда заявлял о себе и «народный оккультизм». Так на Святки девушки загадывали: «Гавкни, гавкни, собаченька, где мой суженый!». А сколько самых невероятных примет связывали люди со своими дворовыми сторожами, начиная от их воя и кончая походкой! Та же матерщина широко была представлена в разного рода обрядах явно языческого происхождения – свадебных, земледельческих, т.е. в обрядах, связанных с плодородием. Мат являлся необходимым компонентом данных обрядов и носил, безусловно, ритуальный характер.

Поучителен случай со старцем Паисием Святогорцем. Однажды его спросили:

– Отец, помешают ли радости этой жизни и привязанность к ним нашей души тому, чтобы преуспевать по-христиански?
– Нет, если сумеешь иерархически правильно относиться к вещам. Например, детей своих будешь любить как детей, жену свою как жену, родителей своих как родителей, друзей своих как друзей, святых – как святых, Ангелов – как Ангелов, Бога – как Бога. Нужно каждому воздавать честь и уважение, которые ему надлежат, – ответил старец.

Сегодня раздаются голоса: «“дискриминация” собак православными христианами не имеет под собой основания». Правильно, «дискриминация» – не имеет, но иерархическое сознание должно православных христиан не покидать. Иначе надо примириться с такими случаями, подобными тому, что произошел в Великобритании, когда в роли подружки невесты на свадьбе выступила собака.

Как соглашаться с присвоением собакам человеческих имен, а людям – собачьих кличек? Писать о чем уже стало банальностью, но все же необходимо напомнить, что подобное есть ни что иное, как святотатство. Имена ведь берутся из святцев. А это – поругание Христа в человеке и оскорбление Царя Небесного на Престоле, плевок в святых – друзей Сына Человеческого. Чем тогда надеемся на Суде оправдаться?

Здесь поневоле хочется привести крылатую фразу М. Скотта: «Не смотрите на своих собак как на людей, иначе они станут смотреть на вас как на собак».

Несмотря на символику, иерархическое сознание и поставило под запрет изображения св. мученика Христофора с собачьей головой. С «песьеголовостью» у славян-язычников, например, по данным письменных источников, связаны религиозно-магические комплексы – поедание женских грудей, кормление щенков женщинами, ритуальное убийство младенцев.

Хотя в раннехристианские времена собака была символом верности церковным вероучениям и бдительности по отношению к ересям (изображения собаки часты у подножия могильных памятников, на что обращал внимание А. С. Уваров, считавший данные изображения символом самого христианина).

Тем не менее, то, что было позволительно на заре христианства, не дает разрешения на его применение сегодня. Мы должны уяснить одну простую истину: без иерархически верного понимания мира нет спасения человеку. И отношение к собаке – одно из звеньев этого понимания.

Виктор Кутковой

Похожее

dishupravoslaviem.ru

Каково отношение Библии к собакам? И ПОЧЕМУ?

собак не трогайте ни кто!!!

пес - вполне себе респектабельное название.

Собака-друг человека

Моей собаке как то по фигу отношении кого то там в библии к ним.. трупы из библии это трупы ...

нормальное там отношение к собакам. а выражение псы это уже додумки переводчиков для усиления смысла стиха . все это связано с отношением с собакам в те времена не более чем. и было понятно тогда всем. да и сейчас если разобратся. присоединяюсь к ответу что собака друг. и никаких предписаний по ним в писании нет

Библия всегда с теплотой говорила о любых домашних животных. Человек обязан заботиться и оберегать животное, которое он привел в свой дом. За жестокое обращение с животными мы будем отвечать перед Создателем. Второзаконие 5:14 А седьмой день — это суббота, посвящённая твоему Богу Иегове. Не делай никакого дела ни ты сам, ни твой сын, ни твоя дочь, ни твой раб, ни твоя рабыня, ни твой бык, ни твой осёл и никакое другое домашнее животное, ни пришелец, живущий в твоём городе, чтобы твой раб и твоя рабыня могли отдохнуть, как и ты. Псалом 50:9 Не возьму ни быка из твоего дома, Ни козлов из твоих загонов, 10 Потому что мои все дикие животные в лесу, Звери на тысяче гор. 11 Знаю каждую птицу в горах, И множество животных на полях — мои. 12 Если бы я проголодался, то не сказал бы об этом тебе, Потому что мне принадлежит земля и всё, что её наполняет.

да, но собаки вылизывали раны Лазаря, что никак не помешало ему оказаться в раю.

Нечто вроде шабес-гоев, - животные, делающие трудное и необходимое дело, но повсеместно презираемые.

тут уже придумали )))) зачем религиозной литературе о собаках вещать?!

это вы про крошки-которые псам достаются от хозяев? Иегович Иса Давидович - о животных заботился -учил их, басни рассказывал, просветлял...

Библия только к евреям относится хорошо, а ко всем остальным (и собакам тоже) - плохо. Лично я предпочитаю держать в комнате собак, а не иконы)))

" Не давайте святыни псам... " это образное выражение не имеющее никакого отношения к собакам. Вы наверное и "плод с древа познания добра и зла" понимаете буквально, как некое яблочко, которое откусила Ева.

ветхий зовет левит глава11 стих27 Из всех зверей четвероногих те, которые ходят на лапах, не чисты для вас.... По моему по этой причине

Глупости. При подписании Ферраро-Флорентийской унии единственным, кто возвысил свой голос в защиту православия, оказалась собака императора. Она лаяла на всех кто подписывал унию и никто не смог её успокоить. Не забывайте и то, что единственным, кто проявил сострадание к Лазарю (см. евангельскую притчу) , оказались именно собаки.

touch.otvet.mail.ru

что библия говорит о собаках?

Люби ближнего ...

"Доколе я должен отнимать хлеб у детей своих и отдавать его собакам? " (реплика Христа) А что?

Насчет библии не знаю, а вот в исламе собак в доме держать нельзя (только на улице) , а лучше вообще не держать) ) с кошками все наоборот)))

в коране этого нет!!!! Thomas Crown!!!!

Я вчера выехала в город и ко мне подсела замечательная собака. Думаю это знак она даже меня целовала

А чего вам эта библия так важна? Он написана для рабов.. .переписанная с нашей Веры (не религии) в извращенном виде. Жить нужно по законам природы. Бережное отношение к Земле (земля, вода, недра, растения и животные...).. . Ну а если всё же она важна, то вот: <a rel="nofollow" href="http://skrigal.orthodox.ru/Ob" target="_blank">http://skrigal.orthodox.ru/Ob</a> otnoshenii k givotnm.html

воспользуйтесь библейской симфонией! а вообще, в древнем Израиле собаки были постоянными спутниками пастухов, помогали пасти стада и защищать их от хищников. но в целом, к собакам было отношение пренебрежительное. "Сколь необходимы собаки кочевникам, чтобы охранять лагерь и стада ночью, внушать страх и отгонять диких зверей и воров, и сколь многочисленны эти животные на Востоке не только у кочующих племен, но и в городах, селах и деревнях - столь же они презираемы всеми и составляют предмет отвращения.. .На Востоке ни одна собака не смеет показаться в комнате. Сравнение с собакой выражало самое глубокое презрение". В Библии наберется с десяток упоминаний о собаках и это почти всегда "псы, лижущие кровь или пожирающие трупы". Вот и в романе на Голгофе во время казни оказываются две бродячие собаки, ожидающие, может быть, случая поживиться трупами казнимых. В этом контексте понятно насколько вызывающе для иудеев I века было то, что Иешуа не только не видит ничего дурного "в этом звере", но и не находит ничего особенно предосудительного в том, что собака "единственное, по-видимому, существо, к которому привязан" Пилат. Наследники греческой культуры, римляне следовали Пифагору, утверждавшему: "По долгих и напрасных поисках друга, возьми себе собаку: верная собака есть изображение друга". Истинный римлянин, Пилат - не исключение. Он действительно утратил способность сочувствовать людям, не ожидает сочувствия от них и поместил "всю свою привязанность в собаку", только ей он способен пожаловаться на мучащую его болезнь. Появляющийся рядом с ним время от времени на страницах романа пес Банга, - повторяющееся напоминание о презрении игемона к местным обычаям. Иешуа же не просто выше национальных предрассудков, он вне них. Источник: <a rel="nofollow" href="http://www.netslova.ru/ab_levin/terra.html" target="_blank">http://www.netslova.ru/ab_levin/terra.html</a>

touch.otvet.mail.ru

Блажен, иже скоты милует. Христианское отношение к животным

Милосердие к животным – важная часть христианской веры. Обладают ли наши домашние питомцы душой? Попадут ли в лучший мир? Какое место должны занимать в нашей жизни?  Какие святые покровители животных? Христианское отношение к животным. 

Бессловесные друзья святых

 “Старец Герасим был велик, поэтому у него был лев. А мы малы – у нас кот” – говорил Оптинский старец Нектарий, поглаживая своего усатого любимца – кота необычайно умного и послушного.

Для христианской традиции характерна любовь к животным. Пример её нам показали многие подвижники, подвизавшиеся в монастырях и скитах от Малой Азии до Крайнего Севера. Как говорил Исаак Сирин:

«Животные обоняют запах рая и идут к святым».

Сергий Радонежский в начале своего иноческого пути жил один в глухом лесу, когда увидел возле своей избушки большого медведя. Он поступил как странноприимец, предложив зверю кусок хлеба. Медведь привык к угощению и часто посещал отшельника. Преподобный благодарил Бога, что послал ему лютого зверя в утешение. Порой он сам оставался без еды, отдав мохнатому гостю последнюю краюху. Сергий предпочитал скорее не есть в тот день и голодать, нежели обмануть зверя и отпустить без еды, – сказано в житии.

Святитель Филарет, размышляя об этом, говорил, что, возможно, «в сем мирном обращении со свирепою тварью созерцал он следы первоначального повиновения всех тварей невинному человеку». Медведь же стал до того ручным, что слушался Сергия, как овечка, и никогда не отвлекал от молитвы, дожидаясь, когда отшельник найдёт время для него. «Всякое дыхание да хвалит Господа!» – восклицал псалмопевец Давид.

Павел Обнорский, ученик Сергия Радонежского, перенял у своего наставника любовь к созданиям Божьим. Поначалу он был в келейном послушании у святого, но потом, чая одиночества, испросил у Сергия благословения уйти в края необжитые. Он построил келью на реке Нурме, на Вологодчине. Однажды другой ученик Сергия Радонежского навестил Павла и увидел дивную картину: стаи птиц щебетали возле кельи пустынника, некоторые из них сидели на голове и на плечах его, и он кормил их из рук; рядом стоял медведь, вокруг шныряли лисицы и зайцы, для каждого находилось лакомство и доброе слово. «Вот жизнь невинного первого человека!», – говорит житие. Так в мире с природой и Богом Павел прожил 112 лет.

Серафим Саровский, спасаясь в чаще, тоже подружился с медведем. Свидетелем этому были приходившие к нему монахи. Медведь даже послужил спасению одной заблудшей души. Некая Матрона, подвизавшаяся в Дивеевской обители, однажды затосковала по грешному миру и решила оставить монашескую стезю. За советом она отправилась к Серафиму Саровскому. Явившись перед старцем, Матрона стала жаловаться на уныние, и тут заметила медведя, явившегося к старцу за угощением. Матрона хотела бежать прочь, но Серафим остановил её. Он, как обычно, стал кормить медведя сухариками. Матрона удивлённо наблюдала лесную идиллию.

– О каком унынии ты говоришь, посмотри, какой гость к нам пришёл. Старцу Герасиму служил лев, а нам медведь покоряется. Это ли не чудо? Прошу тебя, матушка, не унывай ни за что и никогда.

Старец сказал, чтобы Матрона тоже угостила медведя, и та в свою очередь покормила косолапого остатками хлеба. Печаль оставила её, повеселевшая женщина вернулась в родной монастырь.

Если в душе человека мир, рождённый духом святым, это вызывает у зверей ответную доброту.

 

В наше время 

Не только святые, но и обычные монахи, наши современники, опекают диких животных, являя чудеса взаимного доверия.

Сербский игумен Амвросий (Алимпиевич) до своего пострига не держал дома даже котёнка, но когда поселился отшельником, возрождая древний монастырь Ковиле, стал хозяином волчицы, которую выпросил у охотников. По признанию монаха, он ощутил особую близость к природе, посвятив себя Богу. Среди его друзей были ёжик, орёл, ворон и даже гадюка. Увы, орла однажды застрелил пьяный местный житель.

Волчице было всего 15 дней, когда её отдали Амвросию. Он рассказывает: «Когда её принесли ко мне, только что глаза открылись. Я кормил её каждые четыре часа, сначала молоком, потом молотым мясом. Назвал её Альфа, так как мне рассказали, что она была самой крупной в выводке и, вероятно, была предназначена к тому, чтобы стать альфа-самкой».

По свидетельству очевидцев, волчица не подпускает к себе никого, кроме отца Амвросия. Она держится от всех на расстоянии, и только к своему хозяину ластится. Тот же в свою очередь не ограничивает свободу зверей, позволяя им гулять в горах. Отец Амвросий считает, что уважение к чужой свободе свойственно любви. Тот, кого ты любишь, обязательно вернётся.

 

Старец Фиофилакт из афонского скита Святого Василия любил животных и помогал им. Так однажды к нему явилась косуля со сломанной ногой. Дикарка совершенно доверилась монаху, которые поместил её больную ногу в лубки и крепко забинтовал. При этом старец говорил с ней, как врач с пациентом: “Теперь иди с миром, а через неделю приходи, я посмотрю”.

Паисий Святогорец много и трогательно рассказывал о своих любимцах. В жаркий день змеи просили у него воды, и он поил их, не опасаясь. Вот его рассказ: «Шакалы меня прямо умиляют, потому что, когда они хотят есть, плачут, словно маленькие дети. А с котятами у меня сейчас в келье просто беда. Они поняли, что каждый раз, когда звонит колокольчик, я выхожу во двор и выношу им кое-какую еду. Так они теперь, когда хотят есть, дёргают за верёвку, и колокольчик звонит. Я выхожу, вижу, что они дёргают за верёвку, и кормлю их. Как же Бог всё устроил!

Ко мне приходят шакалы, кабаны. Когда кошки уходят, прибегает лисичка. Прилетают птицы стаями: большие, маленькие. Я даю им размоченные сухари, и они едят».

Когда старец хворал, птицы влетали в окна кельи и пели ему.

Геронда писал своему другу: «У меня в келье не только птицы, но и все животные, приходящие туда – шакалы, зайцы, ласки, черепахи, ящерицы, змеи, – насыщаются от преизлияния моей любви, насыщаюсь и я, когда насыщаются они, и все вместе, зверие и вси скоти, гад и и птицы пернаты (Пс.148,10) “хвалим, благословим, поклоняемся Господеви”.

Честно признаюсь, завидую отшельникам, у которых столько необычных друзей.

В России немало примеров внимания церкви к животному ми

media.elitsy.ru

Животные в Библии | Православная Жизнь

сайт Горловской и Славянской епархии

Могут ли животные сыграть судьбоносную роль в истории? Зачем нужно было постановление о «чистых» и «нечистых» животных? Как относиться к упоминаемым на страницах Ветхого Завета василиску, дракону и левиафану? Были это реальные виды животных или образы-иносказания? Что хотели сказать нам авторы Библии, упоминая о них? Мы сделали попытку разобраться с этим в День защиты животных.

 

Фрагмент совместной картины Яна Брейгеля Старшего и Питера Пауля Рубенса «Рай», 1616

История сотворения мира: загадка рептилий

На страницах Ветхого и Нового Заветов — сотни упоминаний самых разных животных. Мир зверей и птиц существует в Писании в тесной связи с человеком и общении с ним. Адам нарекает животным имена, Ной бережно заводит их в ковчег, в псалмах и книге Иова звери и птицы прославляют Бога, напоминая человеку о величии и премудрости Творца.

Зверей в Библии гораздо больше, чем мы знаем сегодня. Многие из упомянутых животных в наши дни считаются вымершими или вовсе неизвестны нам. Начиная с первых страниц книги Бытия Библия предлагает нам зоологические такие загадки.

Например, в повествовании о сотворении мира дважды упоминается о создании рептилий: в первый раз из воды, во второй — из земли. В русском синодальном тексте они переведены как «пресмыкающиеся» и «гады». Сложность для толкователей вызывает и то, что далее Господь даёт человеку власть «над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1:26), но не над пресмыкающимися, явившимися из воды (для них в языке подлинника употреблено другое слово). Как тут не вспомнить гипотезу о некогда существовавших и вымерших динозаврах?

Роковой змей

Рептилиям в Библии вообще отводится особая роль. Начиная с того, что одна из них стала орудием соблазнения человечества. Рассказ об этом приводится уже буквально в третьей главе книги Бытия.

Прежде, чем в змею войдёт сатана, о ней в Библии приводится интересная подробность: говорится, что это животное было хитрее всех зверей полевых. Сегодня обладающими высоким интеллектом в животном мире считаются обезьяны, дельфины, собаки, лошади, слоны и некоторые другие. Но вот приписать такие же способности змее как-то не приходит на ум. Зато вспоминаются слова Священного Писания и святых отцов о том, что дар разумения — от Господа, и удаление от Него удаляет от разума. Как знать, быть может, причина, по которой змеи сегодня не признаются такими же умными существами, как дельфины и собаки, в том, что в их предка однажды входил диавол.

Тайна бегемота и левиафана

Загадочные и необычные рептилии появляются не только на страницах книги Бытия. Никто не знает ответа, кем был и куда исчез левиафан, который упоминается не раз в Священном Писании. Кто-то считает его лишь поэтическим образом, олицетворяющим диавола и мировое зло, находя похожие упоминания в угаритских поэмах о победе богов над левиафаном или аналогичных вавилонских сказаниях о побеждённом чудовище-змее Тиамат. Но на страницах Библии это животное описывается как реальное в череде других — страусов, павлинов и носорогов.

«Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его?» — говорит о нём книга Иова (Иов 40:20-21).

В этой книге у левиафана, обитающего в воде, есть «наземный» собрат — бегемот. Кто не видел бегемота, спросите вы, и что в нём таинственного? Прочитав внимательно описание этого зверя, как-то невольно начинаешь сомневаться в том, что перед нами — обычный рядовой гиппопотам:

«Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол;
вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его;
поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены;
ноги у него, как медные трубы; кости у него, как железные прутья;
это — верх путей Божиих; только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой».

Сегодня бегемотов зоозащитники признают уязвимыми: их численность в мире всего несколько сотен тысяч и всё время уменьшается. Кроме обыкновенного бегемота в Африке сегодня сохранился ещё только один вид семейства — карликовый бегемот. Все остальные были уничтожены человеком. Это явно не те бегемоты, о которых идёт речь в Библии.

Язык подлинника книги Иова не знает такого слова как названия гиппопотама, зато знает похожее: behemot значит «коровы» или «крупный рогатый скот», во множественном числе. Что, опять же, не то. Второе и последнее похожее слово — behomot «бездны» (письменность в древнееврейском была без гласных), у которого есть синоним tehomot. На шумерском языке вавилонских поэм оно звучит как «тиамат». Сказания о победе божеств над змеёй Тиамат в поэмах о сотворении мира у вавилонян почти слово в слово повторяют угаритские сказания о победе божества над левиафаном. Вот что загадочного в бегемоте: вместе с левиафаном он и некий реальный зверь, и одновременно образ. Как тут не вспомнить неясную фразу из книги Бытия в рассказе о сотворении мира: «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною», где употреблены оба этих слова со значением «бездна».

В книге пророка Исаии звучит уже почти дословная цитата из угаритской поэмы: «В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьёт чудовище морское» (Ис. 27,1). Если понимать эту фразу буквально, то совсем непонятно, для чего Богу вдруг убивать морское животное — Его творение. Тем более что оно пережило потоп.

В псалмах тоже находим противоречия в описании этого зверя. С одной стороны — отсылка к некоему преданию о том, что Господь сокрушил левиафана (Пс. 73:14). С другой — животное левиафан спокойно продолжает плавать в море и описывается как творение Божие, полностью зависящее от Бога (Пс. 103:26). Само же слово левиафан, в отличие от бегемота, не содержит никакой загадки: оно значит просто «извивающийся».

Очевидно, поэтические образы, олицетворявшие мировое зло или некую бездну в начале сотворения мира, пришли не из ниоткуда. Для описания этих абстрактных и сложных для древнего человека понятий были взяты примеры из реальной жизни: животные, наводившие ужас на человека своим видом и размерами. Как и в случае со змеем, соблазнившим первых людей, животные тут ни в чём не виноваты. Кстати, по учению святых отцов, у них даже нет собственной воли.

Куда исчез левиафан?

Есть в Библии животные, наоборот, на первый взгляд — мифические, на самом же деле — вполне обычные. «Единорог» из книги Иова на поверку оказывается самым заурядным носорогом. А василиск, который упоминается в книге Второзакония (8:15), 90 псалме и книге пророка Иеремии (8:17) — просто вид ядовитой змеи, и не более. Как и большинство «драконов», которые в большом количестве (27 раз!) упоминаются в Библии. Это перевод древнееврейского слова «tannin», которое значит просто «крокодил». Крокодилы водились в Египте, откуда совершили исход израильтяне. Некоторые исследователи считают, что под этим словом может скрываться какая-то другая рептилия, а вовсе не нильский крокодил.

В некоторых случаях дракон, как и левиафан, — исключительно поэтический образ, и речи о каком-либо конкретном животном в таких текстах не идёт. Например, в книге Откровения святого апостола Иоанна Богослова дракон как образ диавола упомянут 13 раз.

Однако в одном случае в Библии встречается действительно самый что ни на есть настоящий дракон. Это случай в 14 главе книги пророка Даниила.

«Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его.

И сказал царь Даниилу: не скажешь ли и об этом, что он медь? вот, он живой, и ест и пьет; ты не можешь сказать, что этот бог неживой; итак поклонись ему.
Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой.
Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла. Царь сказал: даю тебе.
Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся. И сказал Даниил: вот ваши святыни!
Когда же Вавилоняне услышали о том, сильно вознегодовали и восстали против царя, и сказали: царь сделался Иудеем, Вила разрушил и убил дракона, и предал смерти жрецов,
и, придя к царю, сказали: предай нам Даниила, иначе мы умертвим тебя и дом твой» (Дан. 14:23-29).

Чем закончилась эта история, можно прочитать начиная с 30 стиха 14 главы книги пророка Даниила.

Древнерусские былины, легенды средневековой Европы, сказания многих народов мира говорят о драконах — гигантских пещерных ящерах, которых во времена жизни героев этих былин и преданий ещё можно было встретить среди неприступных скал, болот и в других безлюдных местах. Большинство произведений о драконах — продукты языческого мира и языческого мышления. Драконы в них — воплощения нечистой силы или «боги», которым приносились человеческие жертвы в обмен на мир и благополучие городов. И только книга пророка Даниила первой раскрывает правду о драконе: обычное животное, пусть большое, которое люди придумали обожествить, как солнце или луну.

Кстати, последних глав, включая самую последнюю, 14-ю, нет в еврейском подлиннике книги пророка Даниила. Они дошли до нас только на греческом.

Упоминания таких загадочных существ есть и в других местах Библии. Например, «летучий дракон» в книге пророка Исаии. Даже описание левиафана в книге Иова очень напоминает предания о драконах:

«От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари;
из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры;
из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла.
Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя» (Иов 41:10-13).

Тем не менее, в остальном оно — описание реального животного.

Сегодня многие исследователи сходятся во мнении, что последние мамонты и динозавры исчезли уже «при жизни» человека. Люди застали этих мощных гигантов, предания о чудовищах есть практически у каждого народа. Как знать, может быть, средневековые драконы и левиафан, плавающий среди кораблей, — не такой уж вымысел и поэтический образ?

Ведь неслучайно пророк Ездра упоминает бегемота и левиафана как животных пятого дня творения — тех самых «пресмыкающихся», над которыми не была дана власть человеку:

«Вода немая и бездушная, по мановению Божию, произвела животных, чтобы все роды возвещали дивные дела Твои.
Тогда Ты сохранил двух животных: одно называлось бегемотом, а другое левиафаном.
И Ты отделил их друг от друга, потому что седьмая часть, где была собрана вода, не могла принять их вместе.
Бегемоту Ты дал одну часть из земли, осушенной в третий день, да обитает в ней, в которой тысячи гор.
Левиафану дал седьмую часть водяную, и сохранил его, чтобы он был пищею тем, кому Ты хочешь, и когда хочешь.
В шестый же день повелел Ты земле произвести пред Тобою скотов, зверей и пресмыкающихся» (3 Ездр. 6:48-53).

Другие исчезнувшие животные Библии

Левиафан, бегемот и дракон — не единственные из удивительных существ, о которых мы сегодня можем узнать лишь по рассказам. В Библии упоминается более 150 видов млекопитающих, рыб, рептилий и птиц. Среди них, например, медведь. Да, да, вы не ослышались. Ещё в начале ХХ века обитателем Палестины был сирийский бурый медведь. Его рост достигал двух метров. Вместе со львами, волками и шакалами он представлял большую опасность для овечьих стад (1 Цар. 17:34, Притч. 28:15, Плач 3:10, Ам. 5:19, Ос. 13:8 и другие). В книге Царств описывается ужасающий случай, когда две медведицы растерзали сорок два ребёнка, смеявшихся над пророком Божиим (4 Цар. 2:23-24). Последний сирийский медведь в Палестине был истреблён в годы Первой мировой войны. А всего в мире их осталось лишь несколько. Они находятся в заповедниках Армении и занесены в Красную книгу.

Нет сегодня на Святой Земле и львов, образ которых стал символом Иерусалима, а также барсов и волков — тех самых, которые стали образом лжепророков (Мф. 7:15; Деян. 20:29). Персидские львы во множестве водились в тростниковых зарослях Иорданской долины и в пещерах Иудейской пустыни. Победа над львом — один из подвигов израильского судьи Самсона. Встретив льва, можно было только победить или умереть (3 Цар. 13:11-32). В ров ко львам бросил вавилонский царь святого пророка Даниила, но Ангел Божий заградил пасти хищникам (Дан. 6 глава).

Из-за опасности этого зверя образ льва часто негативный в Библии. «Как лев подстерегает добычу, так и грехи — делающих неправду» — говорит книга Премудрости Иисуса сына Сираха (27:10). И только пророк Исаия любил львов. Он пророчествует о том, что в Царстве Божием лев и ягнёнок будут лежать вместе (Ис. 11:6; 65:25). И даже применяет образ льва к Господу: «Как лев, как скимен, ревущий над своею добычею, хотя бы множество пастухов кричало на него, от крика их не содрогнется и множеству их не уступит, — так Господь Саваоф сойдет сразиться за гору Сион и за холм его» (Ис. 31:4). Этот образ используют и другие пророки — но лишь для описания гнева Божия.

Образ льва негативен и в Новом Завете: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5:8). Хотя в книге Откровения львом назван Сын Божий: «И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, [и может] раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее» (Откр. 5:5).

Некогда Палестину населяли всевозможные разновидности прекрасных животных: олени, лани, серны, и даже саблерогие антилопы — ориксы — и особый род газелей — камелопарды (Втор. 14:5), дикие ослы — онагры (Пс. 103:11). На страницах Библии лани и серны — образ, связанный с прекрасной возлюбленной в Песни Песней (Песн. 2:7; 3:5), а также аллегория человеческой души, стремящейся к Богу: «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже!» (Пс. 41:2). Теперь этих прекрасных обитателей Святой Земли в дикой природе тоже уже почти не встретишь.

Нет сегодня в Палестине и диких страусов, среди которых жил лишившийся дома праведный Иов (Иов 30:29). Под угрозой исчезновения — птица ибис, упоминаемая в 14 главе книги Второзакония (14:16). Лебедя (Лев.11:18, Втор.14:16) также встретишь разве что в зоопарке.

Упоминаются в Библии и разнообразные экзотические животные, привезённые в Землю Обетованную из других стран. Например, павлины и обезьяны, которые трижды в год прибывали в Израиль на кораблях по заказу царя Соломона (3Цар.10:22, 2Пар.9:21).

Домашние питомцы в Священном Писании

Впрочем, большинство библейских животных благополучно дожило до наших дней. Самые популярные (более пятидесяти упоминаний) на страницах Писания наряду со львом — овца, лошадь, вол, верблюд, осёл, корова, коза и орёл. Последний — также образ, употреблённый по отношению к Господу: «Как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих, так Господь один водил его, и не было с Ним чужого бога» (Втор. 32:11-12).

Некоторые из них стали символами — как козы и овцы в притче о Страшном Суде (Мф. 25:31-46).

Чаще других упоминаются домашние животные, всю историю шедшие бок о бок с человеком и верно служившие ему. Некоторые даже сыграли судьбоносную роль в истории — наряду со змеем, через которого сатана соблазнил Еву, и загадочной огромной рыбой, спасшей пророка Иону и, тем самым, Ниневию.

Голубка — образ кротости

Именно эта домашняя птичка возвестила человечеству об окончании всемирного потопа: дикий ворон вернуться обратно не захотел. Хотя, как мы помним, именно эта птица приносила пищу пророку Илии, когда тот скрывался в пещере от нечестивого царя Ахава и царицы Иезавели.

Голуби были символом кротости и послушания. Домашних голубей, как и овец, приносили в жертву. Дева Мария принесла в Иерусалимский Храм две горлицы в благодарность за рождение Сына (Лк. 2:24).

Неслучайно именно в этом образе явился людям Дух Святый во время Крещения Господня (Лк. 3:22; Ин. 1:32).

Другое домашнее животное — агнец (ягнёнок) стало прообразом Христа, который назван Агнцем Божиим.

Ослица Валаама и другие

Языческий жрец Валаам должен был проклясть израильтян, что, по мнению язычников, предрешило бы исход битвы с этим народом. Внезапно ослица, на которой он ехал для совершения этого обряда, остановилась, увидев Ангела Божия. Валаам не знал, отчего стало животное, и начал его бить. Тогда ослица ответила ему человеческим языком, что она видит Ангела. Только теперь его увидел и Валаам. Это настолько поразило жреца, что он благословил Израиль (Чис. 22-24 главы), сказав известное пророчество о рождении Христа (Чис. 24:17).

Потерявшиеся по Промыслу Божию ослицы Саула привели его к пророку Самуилу и к помазанию на царство — Саул стал первым царём израилевым (1 Цар. 9 глава).

Наконец, на ослице и молодом ослике вошёл Господь в Иерусалим (Мф. 21 глава), исполнив древнее пророчество (Зах. 9:9).

Ангел, юноша и собака

В книге Товита всё чудесное путешествие юноши Товии проходит в сопровождении не только Ангела Божия, но и собаки. О ней упоминается дважды (5:17 и 11:3), а значит, не такая уж неважная эта подробность: она должна охарактеризовать юношу как доброго и чуткого человека, милосердного к братьям нашим меньшим и, что бы ни случилось, не оставляющего их.

Вообще собака — положительный образ в Писании. «Какой мир у гиены с собакою? И какой мир у богатого с бедным?» — говорит книга Премудрости Иисуса сына Сираха (Сир. 13:22). Нищего Лазаря в притче Христовой лечили собаки, зализывая ему раны (Лк. 16:21). Милосердное отношение к собакам вместе со смирением помогло ханаанеянке испросить у Христа исцеления для своей дочери (Мф. 15:21-28).

Впрочем, проблема бродячих собак была и в те давние времена, например, в эпоху Израильского царства. Их стаи были настолько голодны, что съели нечестивую царицу Иезавель, тем самым исполнив пророчество (4 Цар. 9:30-37). Бродячие собаки были опасны гораздо более, чем сегодня. В некоторых местах Библии они даже стали метафорическим образом. Например, по мнению иеромонаха Иова (Гумерова), словом «пёс» называются профессиональные блудники в постановлении книги Второзаконие: «Не вноси платы блудницы и цены пса в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23: 18).

А вот кошка упоминается в Библии всего два раза — у пророков Исаии (Ис. 34:14) и Иеремии (Посл. Иер. 1:21), и то в диком виде. То ли не были одомашены, то ли их не так любили, как сегодня. А возможно — просто потому, что в соседнем Египте им поклонялись как божеству.

«Чистые» и «нечистые» животные

В том, какие именно животные стали домашними, во многом сыграл роль закон о ритуально чистых и нечистых животных. В свою очередь, он был связан с тем, какие животные могли стать переносчиками болезней в то время, а также с ритуалами соседних языческих народов, практиковавших разнообразные жертвоприношения животных. Например, домашняя сегодня свинья считалась нечистой. О ней — лишь презрительное упоминание в Библии. «Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и — безрассудная» — говорит книга Притч Соломоновых (Притч. 11:22). «Не бросайте жемчуга вашего перед свиньями» (Мф. 7:6). Именно в свиней, а не в другое животное, разрешил Господь войти бесам во время исцеления Гадаринского бесноватого (Мк. 5:1-20, Лк. 8:26-39).

Благодаря подробным ритуальным предписаниям законоположителных книг Левит и Второзаконие сегодня нам известно о многих видах животных, населявших Палестину в библейские времена. Например, упоминаемый как нечистое животное «заяц» — на самом деле перевод слова, которое относилось к интересному и общительному зверьку даману, представляющему нечто среднее между морской свинкой и кошкой.

Законы Ветхого Завета помогли сохранить многие виды зверей и птиц Земли Обетованной от истребления человеком. Неоднократно на страницах книг Библии животные присутствуют как свидетельство премудрости Творца и побуждают человека воздать хвалу Богу, тем самым возвращая миру утраченную гармонию.

Мария Цырлина

pravlife.org

Почему собак считают «нечистыми» животными

Удивительно, но по сложившейся церковной традиции собаку считают «нечистым» животным, и якобы поэтому ей непозволительно заходить в храм, более того, некоторые церковники пугают прихожан, рассказывая им о том, что даже если собака забежит в храме на минуту, то помещение надо не просто вымыть, но и заново освятить.

Коты же в православных храмах не только чувствуют себя вольготно, но и без опаски могут заходить в алтарь, спать там, а в некоторых казусных случаях во время службы норовят, задрав хвост, выйти через царские ворота впереди архиерея. Но почему такая несправедливость?

Опять виноват Старый Завет

Любопытно, но кошки в Библии ни разу не упоминаются, в то время как о собаках вспоминают довольно часто и все время в негативном контексте. Например, во Втором послании апостол Петр ссылается на пословицу, которая звучит так: «Пес возвращается на свою блевотину, а умытая свинья снова идет валяться в грязи (2Пет. 2:22).

Апостол Павел сравнивает отступников-еретиков с псами и призывает их опасаться.

Возможно, подобное отношение к собакам связано с тем, что согласно иудейской традиции собака была воплощением презренной нечистоты. В общем-то надо признать, что свои основания под этим есть:собака – не особо чистоплотное животное, может и в тухлятине вываляться, и экскременты съесть, а кроме того, это довольно шумное и суетливое животное, отвлекающее человека от размышлений. Кроме этого, суеверные люди считают, что именно в собаку чаще всего вселяется дьявол.

Завет не виноват

Однако преподаватель-библеист Свято-Тихоновского университета, священник Александр Прокопчук, считает, что понятие «нечистоты» в этом контексте к собаке не походит, поскольку в Священном Писании речь идет прежде всего о тех животных, которых человек употребляет в пищу.

Книга Левит совершенно точно говорит, что иудеям позволительно есть только тех травоядных животных, которые жуют жвачку и у которых раздвоены копыта. То есть по Библии и кошка, и собака одинаково «нечистые» животные.

Один сплошной материализм

Известно, что будучи митрополитом Смоленским и Калининградским, нынешний Патриарх Русской православной церкви Кирилл всячески защищал собак, говоря, что православная церковь никогда не называла собак «нечистыми», а запрет впускать псов в храмы обусловлен традицией и гигиеной; и никакого канонического запрета не существует.

Просто, в отличие от собак, которые могут вывозиться в грязи, кошки – животные чистоплотные и «не создают гигиенических проблем».

В самом полном требнике Петра Могилы – сборнике чинопоследований, которым пользуются священники во время служб, нет чина освящения храма после собак или других животных.

Следовательно, главная причина, по которой собак не пускают в храм – это сами собаки, которые могут не просто натоптать, но и задрать лапу на подсвечник, начать лаять или, испугавшись толпы, кого-нибудь покусать.

Кошка собаке не товарищ

Почему тогда кошек не только пускают в храм и позволяют входить в алтарь, но священники и монахи относятся к ним с огромной любовью, позволяя им жить в монастырях, а в некоторых храмах даже служат молебны о призвании помощи бездомным животным, при которых прихожане держат «мурлык» на руках?

В старых владимирских и суздальских монастырях в воротах даже есть специальные отверстия для кошек.

Возможно, происходит это потому, что монахи считают, что кошка своей мягкостью, бесшумностью и отсутствием суеты располагает человека к молитве, побуждает в нем самые лучшие, теплые чувства. Но есть и исторические оправдания такой любви к кошкам.

Про «дьявольских» мышей и «кошачий» монастырь

Один из последних оптинских старцев по имени Нектарий, умерший в 1928 году, рассказывал предание, по которому кошка во время Великого потопа спасла Ноев Ковчег, слопав мышь, которая по наущению дьявола пыталась прогрызть дырку в днище.

Есть предание о святой равноапостольной Елене, матери императора Константина Великого, корабль которой однажды причалил к острову Кипр, где императрица узнала, что жители острова страшно страдают от нашествия змей.

Чтобы помочь им, императрица велела завести на остров из Египта тысячу кошек, и вскоре со змеями было покончено, а Елена основала на полуострове Акротири Свято-Никольский монастырь, в котором монахи заботились о множестве котов и кошек. Этот «кошачий» монастырь существовал вплоть до XVI века, когда часть Кипра захватили турки. Сейчас обитель возрождается, правда, вместо мужского монастыря здесь сделали женскую обитель, но кошки живут в нём до сих пор.

Есть и совершенно житейское оправдание тому, что кошек пускают даже в алтарь – они охотятся на мышей и не позволяют им грызть просфорки и восковые свечи, то есть приносят в храме конкретную пользу и этим служат Богу. А на Святой горе Афон они тоже несут свою службу – ловят змей.

Читайте также:

cyrillitsa.ru


Смотрите также