Герои хлеб для собаки тендряков


краткое содержание, главные герои :: SYL.ru

Рассказ «Хлеб для собаки» Владимир Тендряков написал в конце шестидесятых. Опубликовано это произведение было только в 1998 году, уже после смерти писателя. О чём этот рассказ? Какова проблематика произведения «Хлеб для собаки»? Краткое содержание и анализ рассказа можно прочитать в сегодняшней статье.

Об авторе

Владимир Тендряков родился в 1923 году, в Вологодской области. Его отец был народным судьей, затем прокурором. В 1941 году будущего писателя призвали в РККА и направили в школу младших командиров. Уже совсем скоро Тендряков попал на фронт. Впервые ранен был под Сталинградом. После войны он некоторое время работал школьным учителем. В конце сороковых уехал в Москву и поступил в Литературный институт.

О Тендрякове коллеги-писатели неоднократно говорили как о человеке, способном на поступки, которые требуют гражданского мужества. Он выступал в защиту диссидента и учёного Ж. А. Медведева. Содействовал Твардовскому, протестующему против изменения редакторского состава «Нового мира». Владимир Тендряков – автор таких произведений, как «Не ко двору», «Ухабы», «Ненастье», «Расплата», «Хлеб для собаки».

Тендряков в своем творчестве обращался к острым проблемам советского общества. В его произведениях отражены трагические последствия событий довоенного времени. Рассказ «Хлеб для собаки», краткое содержание которого представлено ниже, посвящен теме голода, охватившего многие регионы Советского Союза в начале тридцатых годов. Страшные события показаны глазами ребёнка.

«Хлеб для собаки»: краткое содержание

Детство писателя прошло в безрадостные послереволюционные годы. Он видел жертв сталинских репрессий, голодающих людей. Сам Тендряков ранние годы провел в относительном достатке. Но то, что он видел, легло тяжелым камнем на его душе, а затем, спустя годы, послужило основой для произведения «Хлеб для собаки». Краткое содержание рассказа изложим по следующему плану:

  • Смерть в березняке.
  • Что за мир будет после нас?
  • Голод повсюду.
  • Хлеб для куркулей.
  • Кровопийцы.
  • Излечить жалость.
  • Самое голодное существо.

Смерть в березняке

События происходят в 1933 году – в самый разгар голода. Впрочем, каких-либо определенных действий не происходит. В рассказе «Хлеб для собаки» Тендряков описывает ужасы, свидетелями которых становятся дети. В небольшом поселке, вблизи вокзального здания, расположен небольшой березовый скверик. Здесь в муках умирают куркули – раскулаченные крестьяне, которым не удалось добраться до места ссылки.

В основном персонажи безымянные встречаются в рассказе «Хлеб для собаки». Главный герой – мальчик из благополучной семьи. Он так же, как и его сверстники, нередко наведывается к березняку. Здесь детей приковывает ужасное, отвратительное зрелище. Взрослые стараются обходить это место стороной. Детей влечет «животное любопытство». Они каменеют от страха и брезгливости, но продолжают наблюдать.

Куркули меньше всего похожи на людей. Это истощенные до безобразия существа. Один пытается жевать березовую кору. Другой – землю. Третий вдруг поднимается на ноги, хочет что-то выкрикнуть. Но извергает лишь страшный хрип.

Что за мир будет после нас?

Люди пытаются обходить березняк стороной. Однако начальник станции – человек в форменной фуражке с красным верхом – здесь должен находиться по долгу службы. Однажды он поворачивается в сторону детей и обращается то ли к ним, то ли себе, то ли к безмолвному небу со словами: «Что вырастет из них? Они наблюдают за смертью! Что за мир наступит после нас?»

В чём нравственная проблема «Хлеба для собаки»? С первых строк читатель пронизывается жалостью к так называемым куркулям. Казалось бы, не так трудно помочь этим людям. Ведь они умирают от голода на глазах тех, кто, пусть не живет в достатке, но имеет и жильё, и пищу. Но не всё так просто. Тема отзывчивости в произведении «Хлеб для собаки» автором представлена в особом ракурсе. Порой сложно удержаться от проявления сострадания. Но тот, кто пожалел, берёт на себя ответственность, от которой освободиться не так уж и просто.

Голод повсюду

Главный герой, имени его автор не называет, был, конечно, шокирован этим зрелищем. Но он был в некотором роде подготовлен. Он знал о том, что одноклассники его голодают. Именно поэтому отказывался брать в школу завтраки. Он видел однажды картину, которую не забыл даже по прошествии тридцати лет. Женщина несла молоко, но поскользнулась и разбила банку. Она упала на колени и заплакала. А затем черпала ложкой из копытной ямки пролитое молоко. Не спеша, без жадности, с каким-то страшным смирением. Мальчик не знал, что такое голод, но он видел, как от него страдают окружающие.

Хлеб для куркулей

Наконец, мальчик решил, что он должен помочь одному из них. Самому голодному, самому обессиленному. Ребёнок не понимал, но чувствовал, что благое дело открыто совершать нельзя. А потому он за обедом воровски прятал в карман хлеб, предназначенный для него. Таким образом «сэкономил» несколько кусков. На следующий день отправился в сквер. По дороге мальчик увидел человека, опухшего от голода. Таких в посёлке называли «слонами». Он отдал ему весь хлеб.

Кровопийцы

На следующий день «слон» уже стоял у его дома. Мальчик пытался не думать о нём, но то и дело выглядывал из окна. Куркуль не уходил. Стоило мальчику выйти за ворота, как он обращался к нему с жалостливыми речами. Прошло несколько дней, у окон маленького благодетеля собралось уже несколько истощенных людей. Мальчик изредка выбегал, давал им то хлеба, то картошки. Но однажды не выдержал и закричал: «Уходите, кровопийцы!»

Излечить жалость

Стоит ли исцеляться от сострадания? Автор ненавязчиво подводит читателя к вопросу, ответа на который он и сам не знает. Мальчик стал плохо есть. Он постоянно думал о том, что его обед мог бы спасти двух-трех человек. Его нередко посещали мысли о врагах народа, к которым относились куркули, изможденные голодом. Но он не мог ненавидеть таких врагов. Отец однажды ему сказала, что даже у страны не хватает на всех хлеба. Море не вычерпать чайной ложкой.

Самое голодное существо

Человек, способный на сострадание, не может спокойно наблюдать чужую смерть. Он или поможет, или сойдет с ума. В этом, пожалуй, главная мысль рассказа Владимира Тендрякова. Мальчик начал подкармливать бродячую оголодавшую собаку. Он нашел самое несчастное существо, которому едва ли кто-нибудь проникнется жалостью. Автор говорит: «Я кормил не собаку, а свою совесть».

Начальник станции, которого из-за фуражки прозвали «красной шапочкой», застрелился. Он каждый день ходил вдоль березового скверика. Ему не пришла в голову мысль найти для себя несчастную собаку, дабы кормить ее каждый день, тем самым успокаивая свою совесть.

События, описанные в рассказе, произошли в 1933-м. В этот год за границу было экспортировано около десяти миллионов центнеров зерна. Только на Украине в разгар голода погибло от трех до четырех миллионов человек.

www.syl.ru

"Хлеб для собаки" 📚 краткое содержание рассказа Владимира Тендрякова, анализ произведения, главные герои, основная мысль

Биография писателя

Владимир Федорович Тендряков — знаменитый советский писатель, родившийся в маленьком селе в Вологодской области. Отец мальчика работал прокурором. Владимир много читал и отлично учился в школе. Окончание школьного образования выпало на начало Великой Отечественной войны. Юноша отправился на военную службу в ряды Красной Армии и его послали обучаться на радиста, где он получил звание сержанта. Участвовал в боевых действиях с 1942 года. Получив два ранения под Харьковом и Сталинградом, его комиссовали, и Владимир отправился домой.

В тылу работал школьным военруком, затем секретарем районного комитета комсомола. После завершения войны переехал в Москву, чтобы получить образование, поступил во ВГИК. После года обучения перевелся в литературный институт, который с успехом закончил. Первое сочинение было издано, когда Владимиру исполнилось 25 лет. Он являлся корреспондентом всех популярных газет Советского Союза.

Среди известных рассказов Тендрякова можно выделить следующие:

  • «Не ко двору».
  • «Три мешка сорной пшеницы».
  • «Ухабы».
  • «Апостольская командировка».
  • «Ненастье».
  • «За бегущим днем».
  • «Расплата».
  • «Шестьдесят свечей».
  • «Хлеб для собаки».
  • «Путешествие длиной в век».

О писателе «коллеги по цеху» не один раз говорили как о человеке, который способен на поступки, требующие большого гражданского мужества. Тендряков защищал ученого и диссидента Медведева, помогал Твардовскому, который протестовал против установления нового редакторского руководства «Нового мира».

Писатель в своих рассказах обращался к людям с актуальными проблемами советских жителей. В его изложениях отражаются печальные последствия событий довоенного периода. Так, прослеживая анализ «Хлеба для собаки», можно увидеть, что этот рассказ посвящается теме голода, который охватил множество регионов СССР в 30-х годах. Ужасные события видны глазами ребенка, именно их и пересказывает автор.

Содержание произведения

Детство поэта проходило в безрадостный период после окончания революции. Тендряков видел людей, которые недоедают, жертв репрессий. Непосредственно Владимир все детские годы провел в достатке, однако то, что писатель увидел, отложилось тяжелым камнем на его сердце, а после, через определенное время, легло в основу главной мысли «Хлеба для собаки».

События, описанные в произведении, случились в 1933 году. Именно в это время за границу было вывезено более десяти тысяч тонн пшеницы. Лишь на Украине в разгар голодомора умерло приблизительно три-четыре миллиона людей.

Все главы этого произведения можно изложить по пунктам:

  1. Гибель в березовой роще.
  2. Окружающий мир после нас.
  3. Голод везде.
  4. Хлеб для куркулей.
  5. Уходите кровопийцы.
  6. Вылечить жалость.
  7. Самое голодное создание.

Гибель в березовой роще

Описанные события начинают происходить в 33-х годах, когда отмечается разгар голодомора. Однако каких-то конкретных действий еще нет. В произведении автор описывает ужасные события, где свидетелями являются дети. В маленькой деревушке около привокзального здания находится небольшая березовая роща. Тут в мучениях умирают куркули — раскулаченные люди, у которых не получилось доехать до места ссылки.

В произведении, как правило, встречаются все безымянные персонажи. Главный герой рассказа — это мальчик, который вырос в благополучной семье. Юноша точно так же, как и его друзья, часто приходит в березовый сквер. Тут детей приковывает отвратительная и ужасная картина. Взрослые пытаются обойти эту рощу стороной. Детей же в основном привлекает «животное любопытство». Они каменеют от брезгливости и ощущения страха, однако продолжают смотреть.

Куркули практически не похожи на обычных людей. Это до безобразия изуродованные и истощенные голодом существа. Одни пытаются прожевать березовую кору, другие едят землю. А есть люди, которые неожиданно становятся на ноги и хотят что-то прокричать, но извергают только жуткий хрип.

Окружающий мир после нас

Все население поселка сторонится березового сквера. Но начальник железнодорожной станции — служащий в форменной фуражке с красной окантовкой — в этом месте обязан стоять по долгу своей работы. Однажды он разворачивает голову в сторону малышей и обращается то ли к детям, то ли к самому себе, то ли к небесам с фразой: «Что за мир останется после нас? Они смотрят на смерть! Что вырастет из них?»

В чем состоит нравственный вопрос в произведении? Уже с первых страниц читатель начинает чувствовать жалостью к раскулаченным людям. Вроде бы, не так сложно помочь бедным куркулям, так как они погибают от голода на глазах граждан, которые пускай и не живут в роскоши и достатке, но имеют пищу и крышу над головой. Но в этом случае все не просто. Тема отзывчивости в рассказе писателем представляется в особом ракурсе. Иногда тяжело сдержаться от чувства сострадания. Но те, кто пожалел, берут ответственность, от которой в дальнейшем избавиться очень сложно.

Голод везде

Главный герой, имени которого писатель не указывает, естественно, шокирован таким ужасным зрелищем. Однако он был в определенном роде подготовлен к таким событиям, прекрасно зная о том, что его сверстники тоже голодают.

Именно по этой причине он отказывался брать на школьные занятия обеды. Однажды он увидел картину, которую не смог забыть. Девушка, держа в руках, несла домой молоко, но случайно поскользнулась и банка разлетелась на части. Она упала на колени и начала горько плакать. А после вычерпывала ложкой из следа от копыта находящееся в нем молоко. Без жадности, не торопясь, с какой-то страшной смиренностью. Главный герой не понимал, что такое голод, однако ему довелось видеть, как сильно страдают от него окружающие.

Хлеб для куркулей

Мальчик принимает решение начать делиться едой с «самым, самым голодным, даже если этот человек враг». Для чего необходимо только пойти в березовую рощу и протянуть руку с хлебом — тут он уж не ошибется. Но он осознавал, что необходимо делать это украдкой.

У героя получилось незаметно от матери спрятать остатки еды, которые остались после обеда. Налетев на одного из шатающихся по селу от голода куркулей, таких еще называли «слонами», он дал ему хлеб и пообещал завтра дать еще. Главный персонаж был счастлив, что смог помочь человеку выжить очередной день.

На второй день мальчик принес на пустырь все, что смог сэкономить во время обеда. Но у него так и не получилось отдать «слону» обещанный хлеб. Дорогу ему загородила изувеченная каким-то заболеванием женщина, которую прозвали Отрыжка. Она умоляла отдать еду ей для умирающего от голода сына. Герой передал ей всю еду и, так и не дойдя до березняка, развернулся назад домой.

Уходите, кровопийцы

На следующий день мальчик увидел, что около калитки стоял «знакомый слон». Подождав, пока мать уйдет, он раздобыл бедняге небольшое количество хлеба и картошки. От него герой узнал, что Отрыжка бездетна.

Свидетелем общения являлся его отец. Мальчик любил его, гордился им (отец был героем революции) и очень сильно переживал, что если он узнает о помощи сына врагам народа, то предъявит ему предательство. Однако отец только сказал, что у страны не хватит для всех хлеба — «чайной ложкой море нельзя вычерпать».

Через время герой попадает «в полнейшую осаду» — около его дома, прознав про доброту юноши, начали появляться «слоны», которые просили о кусочке хлеба. Когда они его плотно обступили кольцом и начали требовать пищу, у мальчика случилась истерика. Он закричал: «Уходите! Кровопийцы! Гады! Сволочи!».

Вылечить жалость

Насколько эмоционально и сильно описан случившийся эпизод! Какими часто используемыми в обиходе и понятными словами автор лишь в нескольких фразах передает срыв мальчика, его протест и страх, которые соседствуют с безнадежностью и смирением обреченных на гибель людей. Именно за счет удивительно точно подобранных слов в сознании читателя необычайно ярко появляется картинка, о которой рассказывает Тендряков.

Исцелился ли полностью после этого мальчик? Да, после этого он больше ни разу не вынес бы ни кусочка хлеба стоящему возле его калитки исхудавшему и умирающему «слону». Но успокоилась ли при этом его совесть? Герой начал плохо спать по ночам, он раздумывал: «Я плохой мальчик, я ничего не могу с собой сделать — жалею врагов народа!». И он все время думал, что его обед смог бы спасти несколько человек.

Самое голодное создание

Но вот в произведении появляется собака. «Неожиданно снизу, под крыльцом, как бы из ниоткуда появилась собака. У нее была взъерошенная на спине и боках, серыми клочками шерсть и тусклые пустынные, какие-то не промыто желтые глаза». Именно она оказалась самым голодным созданием в селе.

Герой находит в этом животном спасение. Начиная подкармливать этого голодного пса, мальчик осознает, что «не облезшую от голода собаку кормил я хлебом не ее, а свою совесть. Не могу сказать, чтобы моей совести настолько уж нравилась такая подозрительная еда. Моя совесть еще была воспалена, но не настолько сильно, чтобы быть опасной для жизни».

Произведение завершается печально. «В этом месяце застрелился начальник вокзала, которому приходилось находиться около березовой рощи. Он не смог догадаться найти себе несчастного пса, чтобы ежедневно его кормить, отрывая от себя кусок хлеба».

Тендряков смог передать не только свои воспоминания из детства, но и вызвать сопереживание и сострадание в душах читателей. Произведение показывает огромную пропасть между настоящим, живым участием человека и холодным идейным миром. Человечность сможет проявиться лишь в сочувствии, переживании, сострадании к определенному живому созданию.

Тендряков поставил читателей пред выбором: жить по совести, нравственным правилам, сопереживая и сострадая, либо заботиться лишь о собственном благосостоянии.

Произведение Тендрякова не позволяет читателю остаться равнодушным, и такие рассказы необходимы. Писатель пытается донести мысль, что любому человеку нужно отвечать за собственные поступки, быть внимательным ко всем живым созданиям и ответственным перед людьми и своей совестью.

Художественные образы

Произведение читается удивительно легко, глава за главой преодолевается с небольшими усилиями у читателя, которого автор уводит все дальше и дальше, вглубь собственных воспоминаний. Нелепые образы, бессмысленные выражения, оксюмороны, возникающие в мыслях героя, не допускают шока у читателей или людей, которые слушают рассказ онлайн. Вот несколько примеров из произведения Тендрякова:

  • «…пошла прочь, как тонущая лодка, накрененная набок», а из нутра героя «…рыдающим галопом вырвался дикий и чужой голос…»;
  • «…сминая серебристы голос кукушки…», «девушка, чью судьбу и тело покорежил бесполезный конвейер жизни»;
  • «щедра без устали», «шум от колес повозки разрывает тишину».

Последние слова поэта, как приговор всем, кто еще может сострадать: «…мне вполне хватало того, что я кого-то подкармливаю, поддерживаю жизнь существа, так, и сам имею право жить и есть. Истощенную от голода собаку кормил не я хлебом, а собственную совесть».

В современном мире, в котором пропасть между социальным классом только увеличивается, никогда не потеряет актуальность рассказ Тендрякова. Что делать, если не можешь один к лучшему изменить мир? Кто именно тот, которому больше всех требуется помощь? Как протянуть эту самую руку помощи? После прочтения «Хлеба для собаки» каждый найдет ответы на вопросы и договорится с собственной совестью.


nauka.club

Краткое содержание Тендряков Хлеб для собаки за 2 минуты пересказ сюжета

Писатель вырос в тяжелое время сталинских репрессий - это наложило неизгладимый отпечаток на детские воспоминания, по мотивам которых было написано произведение "Хлеб для собаки". История происходила в маленьком поселке, где вырос автор. Этот период жизни оставил у Владимира неизгладимые впечатления.

Содержание книги наполнено жуткими картинами: репрессированный народ, отправленный отбывать срок на каторгу в Сибирь, не способный по состоянию здоровья пережить дорогу и не добраться до места ссылки, оставался погибать от голода и холода на глазах у местного населения в отдаленных местечках страны. Вид у этих несчастных был омерзительный и вели они себя как сумасшедшие. Люди старшего поколения проходят мимо убогих. Ребятишки же нет - с любопытством наблюдают за бедными, голодающими бродягами. Детки смотрят на бездомных до последнего их вздоха.  Приходилось следить за репрессированными начальнику станции, чтобы никто не убежал, его систематично проверял милиционер Ваня Душной.

Литератор описывает трагичный эпизод кончины каторжника, который из последних сил пытается держаться за дерево, чтоб не упасть. Он хочет жить. Автор использует приём антитезы для усиления восприятия повествования ломких, лучистых рук гладкому, сильному стволу берёзы.

Позже в рассказе возникает вопрос начальника станции, которому по службе приходится смотреть за "куркулями", он размышляет о том, что ждет детей сталкивающихся с таким жестоким обращением с бездомными людьми. Автор вспоминает свое детство, через что ему пришлось пройти и без прикрас описывает всю жестокость и черствость того времени.

Главный герой не прошел мимо этих униженных людей. Мальчику было совестно не голодать, поэтому украдкой помогал едой нуждающимся - каждый день делился. Недолго он мог кормить попрошаек, число их начало расти, бедолаги стали не давать герою проходу. Отец ребенка увидел, как его сын старается помочь ссыльным, но не заругал, хотя был очень строгим. Он просто предупредил, на всех не хватает даже у страны и отправил играть. Долгое время ребёнок реагировал на просьбы голодных, но вдруг что-то внутри перемкнуло. Володя разозлился, сердце забилось чаще от волнения, в глазах потемнело. Мальчик закричал, заругался, начал их прогонять. Попрошайки начали потихоньку уходить, а главный герой не мог остановиться.

Книга написана душевно, очень трагично! Эта история легко читается. Личная драма ребёнка написана простыми словами. Вчитываясь, чувствуешь глаза, наполненные слезами, невозможность повлиять на людские судьбы.

Этот юноша принял решение больше не подавать нуждающимся людям у своего дома, его стала мучить совесть. Начались бессонные ночи, он винил себя за жалость к врагам.

Неожиданно прибегает лохматая собака. Бездомный пёс предан своими хозяевами, скорее всего им самим есть уже ничего не осталось. Герой рассказа приобрел новый смысл в жизни, он стал заботиться о несчастном животном, которое никому не нужно. Володя понимает, что если он будет кормить этого пса, то будет иметь право сам есть и спокойно спать. Совесть мальчика мучила, но не так уже сильно.

Историю можно было бы и закончить, но автор добавил ещё один тяжёлый эпизод в рассказ. У смотрящего вокзала не было шансов выжить. Чтобы совесть не мучила, он пошел на самоубийство. Ведь он не нашел собаку нуждающуюся в его подачках.

Не простая история жизни у главного героя. Прочитав книгу, долго хранишь отпечаток в душе от тяжелого времени той эпохи, от безысходности, не возможности повлиять на ситуацию. Только возникает сочувствие и жалость в сердце читателя.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Тендряков. Все произведения

Хлеб для собаки. Картинка к рассказу

Сейчас читают

2minutki.ru

План урока по русской литературе по обновленному содержанию.В. Тендряков "Хлеб для собаки" (7 класс)

Раздел долгосрочного плана

Раздел 4. Мораль, этика, ценности

г.Астана, школа-гимназия №3

Дата:

Учитель: Головачёва Е.Ф.

Класс: 7

Количество присутствующих:

отсутствующих:

Тема урока

В. Тендряков «Хлеб для собаки»

ЦО, которые достигаются на данном уроке

ПО5 - пересказывать (кратко, подробно, выборочно) содержание произведения или отрывка, выражая свое мнение о героях и событиях

ОС 4 Оценивание высказываний

АИ 5 Характеристика героев

АИ 7 Отношение автора

АИ9 - творческая работа

Цель урока

Все учащиеся смогут: рассказать об основных сведениях из биографии В.Ф. Тендрякова, историю голодомора; будут знать сюжет рассказа.

Большинство учащихся смогут: определять тему и идею рассказа, анализировать произведение, работать в группе.

Некоторые учащиеся смогут: определить авторскую позицию по отношению к ситуации, анализируют текст.

Критерии оценивания и дескрипторы

ПО5

пересказ содержания рассказа

пересказывает содержание фрагмента рассказа

соблюдает стиль автора

ОС4

оценивание высказывания собеседника

оценивает знание текста собеседником

выражает своё отношение к работе собеседника

оценивает речь собеседника

АИ5

составление портрета героев

выделяет главных героев произведения

находит цитаты, характеризирующие основные качества героев

выражает собственное отношение к поступкам героев

АИ7

определение отношения автора

заполняет таблицу, определяя отношение автора

комментирует свои ответы

Языковые цели

Обогащать словарный запас, понимать термины

Привитие ценностей

Способствовать развитию культуры взаимоотношений (уважение, сотрудничество) при работе в группах, парах

Межпредметные связи

История

Навыки использования ИКТ

Использование видео, презентации к уроку

Предварительные знания

На уроке учащиеся будут продолжать развивать навыки анализа и интерпретации, полученные на предыдущих уроках.

Ход урока

Заплани-

рованные

этапы урока

Запланированная деятельность на уроке

Ресурсы

Стадия вызова

(5мин)

Начало урока

  1. мин.

  1. Для актуализации учебной деятельности учитель предлагает прослушать слова эпиграфа. Работая в парах, учащиеся обсуждают содержание, идею, выражают своё мнение и определяют связь с темой урока.

«Когда ты голоден, это биологическая проблема, когда голоден рядом человек, твой брат, это уже нравственная проблема». Русский философ Н.А. Бердяев

Биография В. Ф. Тендрякова

Стадия изучения и омысления(65 мин)

- Сегодняшний урок мне хотелось бы начать с этих строк. В чем их смысл?

Знакомство с темой урока и целями обучения

( постановка проблемного вопроса)

(Как бы ни было человеку тяжело, нужно сохранять в себе нравственные ценности): совесть, стремление к добру.

- Слова эти напрямую связаны с темой урока. Как вы думаете, о чем мы с вами будем говорить? (О совести, о памяти).

Знакомство с биографией В. Ф. Тендрякова.

1.Учитель делит класс на группы, демонстрирует ролик и дает задание:

Внимательно прослушать материал, составить и записать по одному тонкому и толстому вопросу.

После того как ученики прослушают материал, учитель предлагает парам воссоздать информацию о биографии В.Ф. Тендрякова, обмениваясь вопросами.

Какие мысли и чувства вызвало у вас биография В. Ф. Тендрякова?

ФО: самооценка

Критерии оценивания:

-Понимание, внимательность, применение.

  1. Исследовательская беседа на основе исторической справки. (Презентация) 1.

2.1. Тема голода 1932-1933г. была одной из запрещенных, правительство не желало признавать вопиющих фактов жесточайшего голодомора в стране, вся информация об этом страшном для людей времени была засекреченной, умерших от голода хоронили в строгой секретности.

За 2 года было раскулачено около 600 тыс. семей, из них 240 тыс. выселены на Север, Урал, в Сибирь, Казахстан.
По признанию Сталина, голод охватил 25-30 млн. человек.
1932 г . – вывезено за границу 18 млн. центнеров зерна.
1933 г . – вывезено 10 млн. центнеров зерна.
7 августа 1932 г. Сталин подписал указ, который гласил: «Применять в качестве судебной репрессии за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты – расстрел с конфискацией имущества…». За 5 месяцев было осуждено 55 тыс. человек, 2 тыс. расстреляны.
За 8 месяцев голодомора по разным данным умерло от 8 до 10 млн. человек.

Памятники жертвам политических репрессий. Казахстан. Астана. Караганда.

Карта депортации народов СССР.

2.2. Работа со словарём.

Совесть - Чувство нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом

Репрессия – наказание, карательная мера, применяемая государственными органами.

Геноцид – политика истребления населения по расовому, национальному или религиозному мотивам.

В.Ф. Тендряков написал рассказ «Хлеб для собаки» в конце 60-х годов прошлого столетия, и только в 1988 году, уже после смерти автора, рассказ был напечатан в журнале «Новый мир».
Как вы считаете, почему это произведение не печаталось столько лет? Обратите внимание на время действия (1933 год).

ФО Взаимооценивание, мнения одноклассников.

3. Корректировка учащимися цели обучения. Задания.

1.Составьте высказывание по имеющейся информации в группе. Учащимся предлагается объяснить свое понимание понятий «жить по совести»; «больная совесть»; «укоры совести».

2. Перед вами таблица “тонких” и “толстых” вопросов. Какие вопросы возникли у вас после просмотра фильма о писателе и исторической справки? Обменяйтесь “тонкими” и “толстыми” вопросами с соседом по парте, обратитесь к другим одноклассникам. Попытайтесь вместе ответить на интересующие вас вопросы

Тонкие” вопросы

“Толстые” вопросы

Кто…?
Что…?
Когда…?
Какой…?
Где…?
Мог ли…?
Как звали…?
Было ли…?
Верно ли…?

Что общего…?
Объясните, почему…
Почему вы думаете…?
Как вы считаете…?
В чем различие…?
Предположите, что будет, если…
Приведите аргументы…

Критерии оценивания

Ученик достиг цели, если:

1.Даёт развёрнутые ответы на вопросы.

2.Высказывает своё мнение.

3.Формулирует вопросы литературной темы в соответствии с исторической информацией.

ФО: данную работу проверяет учитель
Критерии оценивания:

- высказывает свое личное мнение;

- используя примеры из текста для подтверждения своего мнения;

- использование литературных средств выразительности.

3.1. Предлагаю вам определить основную тему рассказа. Вам предложены предполагаемые темы, выберите, какая из них, на ваш взгляд, главная? Почему? Отражены ли в рассказе остальные темы? 

«Голод как нравственная проблема».

«Бесчеловечное отношение к ссыльным».

«Изображение определенной эпохи в жизни нашей страны».

(Ведущей, несомненно, является тема «Голод как нравственная проблема», но вместе с тем все представленные темы отражены в рассказе).

4. Выделение ключевых эпизодов рассказа.

Составление линейной ассоциограммы (объяснение порядка частей, содержащихся в тексте; соответствие между частью текста и его общей идеей).

  1. История с разлитым молоком 2. Случай в школе.

  1. Поиск самого голодного. 4. Встреча с собакой.

Володя говорит о том, что живя в пролетарской стране, он рано понял, как стыдно быть сытым, а он, «к сожаленью, действительно был сыт». Мальчик хочет разделить свой хлеб – и это уже нравственная проблема.

(Страшные картины голодных страданий не свели Володю с ума, так как гораздо больше его потрясла картина, когда прилично одетая женщина черпает «обгрызенной деревянной ложкой молоко из грязного конского следа, опустившись перед нм как перед могилой дочери. Она не ссыльная и не «лишенка», но она также беззащитна перед голодными страданиями несоответствие внешнего вида этой женщины тому, что она делала, потрясли детское сердце.)

5. Аналитическая беседа по вопросам:

(формировать на основе текста систему аргументов (доводов) для обоснования определённой позиции; понимать душевное состояние персонажей текста, сопереживать им).

  • почему 1-й эпизод оказал более сильное потрясение, чем смерть?

  • почему во 2-ом эпизоде одноклассники без благодарности отнеслись к попытке

Володи накормить их?

ФО Взаимооценивание

Критерии успеха

Ученик достиг цели, если:

  • Оценивает их по степени важности для писателя, для страны, для последующего поколения;

Цитирует строки для подтверждения своих мыслей.

6. И/П/Г Анализ литературных образов героев.

Составление СЛС (структурно-логической схемы) (нахождение необходимой информации, сопоставление форм выражения информации)

Портрет

Речь. Диалог.

Внутренний

Диалог.

Художественные

детали

Начальник

станции

Оплывшее свинцовое лицо;

Воспалённо-тёмное лицо; глядел под ноги, не поднимая головы; бродил подолгу.

Молчал, не отвечал; наконец изрёк: «Что за мир?»

Красный верх фуражки

(«красная шапочка»)

Вовка Тенков

Отец

- Как ведут себя представители власти рассказа?

-Как в подобной ситуации ведут себя отец Володи и начальник станции? Что сближает этих людей? (Начальник станции, не выдержав муки совести, застрелился. Он не нашел себе «облезлого пса», которого можно накормить. Отец Володи не может смотреть в глаза сыну: он, герой революции, боровшийся за счастье всех людей, не может помочь своему страдающему сыну, пытается успокоить свою совесть пустыми, никому ненужными фразами.)

-Каким вы видите будущее отца Володи? Почему В.Ф. Тендряков оставляет финал открытым? (Автор не предлагает однозначный ответ. Возможно, привязанность к сыну спасет отца Володи от страшного финала.)

-Какой выход находит Володя, оказавшись перед нравственным выбором? Как вы понимаете слова автора: «Не облезлого пса я кормил кусками хлеба, а свою совесть»?
(Он кормит брошенного всеми голодного облезлого пса.Поиск самого голодного – это прием экспрессии, который помогает понять название и идею произведения, а определение ключевых слов помогает понять название рассказа: хлеб – совесть, люди – враги народа).

Критерии успеха

Ученик достиг цели, если:

1.Определяет ключевые характеристики;

2.Демонстрирует понимание образа;

3.Определяет средства выразительности, указывая на примеры.

Ф комментарии учеников, наблюдения учителя

Группы представят свои работы в виде заполненной таблицы с сопровождающей устной презентацией.

Учащиеся из других групп дадут оценку, отражающую полноту раскрытия темы, логичность изложения материала, уместность использования цитат для доказательства своих мыслей и др.

Ф комментарии учеников

6.1. Г

Учитель предлагает работать в группах для определения отношения автора к героям и главным проблемам рассказа.

Ученики работают в группах, распределяют обязанности, чтобы ответить на главный вопрос

«Каково отношение автора к главному/второстепенным героям, проблеме и каким образом ему удалось его выразить?» На основе проделанной работы заполняют таблицу, предложенную учителем.

цитаты

средства и приемы

комментарии

Главный/второстепенный герой

Поступки

Проблема

ФО комментарии учеников

Оценивают проделанную учеником работу остальные члены группы. Одноклассники называют три положительных момента выступления одноклассника.

Ученики оценивают не только содержание проделанной работы, но и речь каждого члена группы.

Далее каждая группа кратко представляет итоги работы в форме устной презентации.

Ф краткие комментарии остальных групп

Дифференциация

Наиболее подготовленные ученики в группах на основе выбранной проблемы разрабатывают проблемные вопросы, предлагают альтернативные варианты решения проблемы.

Наименее подготовленные ученики получат поддержку от учителя в виде наводящих вопросов.

Кумулятивная беседа. Вопрос. Обратимся еще раз к эпиграфу. Уместен ли он в разговоре о рассказе В.Ф. Тендрякова?

ФО взаимооценивание

Критерии

  1. Выводы учащиеся формулируют самостоятельно.

  2. Оформление

https://www.youtube.com/watch?v=6SuH9TNTmOs

Презентация.

Приложение.

Словарь С.И. Ожегова

Заключение (10 мин)

Конец урока

Рефлексия по стратегии «Продолжить фразу».

  • Мне было интересно…

  • Мы сегодня разобрались…

  • Я сегодня понял, что…

  • Мне было трудно…

  • Завтра я хочу на уроке…

Домашнее задание:

Найти в интернете информацию о памятниках жертвам голодомора в Астане, Алматы (31.5.2017) «События истории России за 1933 год» и найти связи с событиями рассказа «Хлеб для собаки»

http://www.famhist.ru/famhist/all_st/0005be1b.htm

ФО оценивание учителем

Дифференциация– каким образом Вы планируете оказать больше поддержки? Какие задачи Вы планируете поставить перед более способными учащимися?

Оценивание – как Вы планируете проверить уровень усвоения материала учащимися?

Здоровье и соблюдение техники безопасности

Работа в группах: более способные ученики оказывают поддержку менее способным, индивидуальные задания

Для всех учащихся – возможность выбора уровня задания.

Учащиеся уровня С, В – поддержка осуществляется при помощи карточек-помощников

Учащиеся уровня А – роль консультанта, расширение кругозора, написание свободного письма (домашнее задание).

ФО – взаимооценивание (таблица -Оценочный лист)

ФО - словесное: отметить активность учащихся- Молодец,

ФО – вручение смайликов отличившимся учащимся

ИКТ – демонстрация и прослушивание видеоурока, использование мультимедийной презентации

Смена видов деятельности

Рефлексия по уроку

Были ли цели урока/цели обучения реалистичными? Все ли учащиеся достигли ЦО? Если нет, то почему?

Правильно ли проведена дифференциация на уроке?

Выдержаны ли были временные этапы урока? Какие отступления были от плана урока и почему?

Общая оценка

Какие два аспекта урока прошли хорошо (подумайте, как о преподавании, так и об обучении)?

1:

2:

Что могло бы способствовать улучшению урока (подумайте, как о преподавании, так и об обучении)?

1:

2:

Что я выявил(а) за время урока о классе или достижениях/трудностях отдельных учеников, на что необходимо обратить внимание на последующих уроках?


Приложение. Использование

  1. На вкладке Вставка в группе Иллюстрации нажмите кнопку SmartArt.

  1. В коллекции Выбор рисунка SmartArt нажмите кнопку Отношение, выберите макет диаграммы Венна (например, Простая Венна), а затем нажмите кнопку ОК.

Макет "Простая Венна"

infourok.ru

Тендряков Владимир"Хлеб для собаки"

  • Главная
  • Изложения
  • Форум
  • 460 сочинений для ЕГЭ
    • Выпускное 2018
      • Общие материалы
      • Человек и общество
      • Смелость и трусость
      • Верность и измена
      • Цели и средства
      • Равнодушие и отзывчивость
    • Выпускное 2017
      • Общие материалы
      • Дружба и вражда
      • Победа и поражение
      • Разум и чувства
      • Опыт и ошибки
      • Честь и бесчестье
    • Выпускное 2016
      • Время
      • Путь
      • Дом
      • Любовь
      • Год литературы в России
    • Выпускное 2015
      • «Недаром помнит вся Россия…»
      • Вопросы, заданные человечеству войной
      • Человек и природа в отечественной и мировой литературе
      • Спор поколений: вместе и врозь
      • Чем люди живы?
    • Нравственная проблематика
    • Отцы и дети. Проблемы молодежи
    • Любовь к Родине, женщине. Ревность
    • О культуре, искусстве, науке…
    • О природе, животных
    • О войне
  • Для учеников
    • ЕГЭ по русскому языку
      • ЕГЭ 2020
      • ЕГЭ 2019
      • ЕГЭ 2019. Задание 25
      • Демоверсия
      • Тесты 2017
      • Консультации
      • Устное собеседование 2019
    • ЕГЭ по литературе
      • Демоверсия
      • Тесты
      • Консультации
      • Выполнение заданий части В
      • Выполнение заданий части С (сочинения)
      • Традиционные сочинения
      • ВЫПУСКНОЕ 2020
    • ОГЭ (для 9 классов)
      • Уроки ГИА
      • Демоверсия
      • Консультации
      • Сочинения, ГИА
      • Выполнение заданий части А
      • Выполнение заданий части В
      • Выполнение заданий части С
        • Сочинения на морально-этическую тему
        • Сочинения-рассуждения на лингвистическую тему (2011г.)
        • Сочинения-рассуждения на лингвистическую тему (2012г.)
        • Сочинения-рассуждения на лингвистическую тему (2013г.)
        • Презентация: Советы по написанию сочинения
        • C2 - 2013. Презентации
      • 15.2 - сочинение 2018
      • 15.3 - сочинение 2018
      • 15.2 - сочинение 2017
      • 15.3 - сочинение 2017
      • Сочинения 2016 года
        • Сочинения 2016 года (15.2)
        • Сочинения 2016 года (15.3)
      • УСТНЫЙ ЭКЗАМЕН (ОГЭ)
    • ОГЭ по литературе
    • ОГЭ 2020 года
  • 700 cочинений ОГЭ
    • Сочинение 2017 года
      • Сочинение 15.2 (2017)
      • Сочинение 15.3 (2017)
    • Сочинения 2016 года
      • сочин

www.xn----7sbanj0abzp7jza.xn--p1ai

краткое содержание рассказа Владимира Тендрякова

Владимир Тендряков поднимал в своем творчестве нравственные проблемы. Не стал исключением рассказ «Хлеб для собаки». Краткое содержание произведения позволяет лучше узнать сюжет, познакомиться с главными героями.

Писатель в работе рассматривал моральную ответственность каждого человека перед обществом и самим собой.

Действующие лица

В центре рассказа Тендрякова «Хлеб для собаки» Володя Тенков. Ему 10 лет, он добрый, бесхитростный мальчик, который жил в небольшом селе, был сыном ответственного служащего и не знал, что такое голод. События рассказа происходили в 1933 году и в это время в месте жительства Володи стали появляться куркули.

Так называли раскулаченных крестьян, которые были сосланы в Сибирь. Они не дошли до нее, страдали от голода и умирали прямо в небольших сквериках. Некоторые из них были истощены, некоторые, наоборот, выглядели очень толстыми. Володя с другими детьми часто наблюдал за мученической смертью куркулей. Со временем он пытался стать немного черствым, но безуспешно. Совесть оказалась сильнее.

В то же время мальчик испытывал чувство стыда. Его семья не голодала, мать даже готовила пироги. Но он прекрасно понимал, что в стране стыдно быть сытым. Он пытался делиться едой с другими людьми, но этот опыт не принес ему положительных ощущений.

Володя уважает своего отца-революционера, гордится им. Ему страшно получить его осуждение. В рассказе мальчик встречался с разными людьми, которые страдали от голода. Они были готовы на немыслимые унижения ради куска хлеба.

В произведении Тендрякова можно найти второстепенных персонажей:

  • Ваня Душной — милиционер, которому нет дела до чужих страданий;
  • Абрам — конюх, занимается вывозом мертвых куркулей;
  • Дыбаков — секретарь партии, отличается жестокостью и цинизмом.

Нелегко в классе читать рассказ Тендрякова. Автор поднимает сложные темы в своем произведении. Писатель основывался на реальных событиях, голод 1933 года — один из самых страшных в истории России. Полный текст рассказа можно прочитать онлайн.

Краткое содержание

Рассказ начинается с описания скверика возле вокзала. В нем валялись те, кого уже не считали людьми. Бывшие кулаки, зажиточные крестьяне теперь звались куркулями. Никого не интересовало, что они умирают от голода, что им не удалось доехать до места назначения. Перестали ссыльные считаться людьми. Они умирали в страшных муках, обкусывая кору деревьев. Милиционер только следил только, чтобы они не расползались. Дети часто наблюдали из-за забора за тем, как погибают ссыльные.

Это было частью нормальной жизни. Главного героя, Володю, потряс еще один случай. Он видел, как женщина разбила банку с молоком. Оно вылилось в обледеневший след копыта. Она, рыдая, взяла ложку и начала аккуратно вычерпывать молоко и пить.

Володя рос в семье, где голода не было. Мама давала ему с собой на завтрак два ломтя хлеба с повидлом. Но стоило ему достать их на перемене, как все дети стали смотреть на него. Володя решил поделиться едой, но в итоге все подрались и растоптали хлеб. Потом мальчику пришлось перед всем классом убирать остатки еды с пола.

Володя продолжал ходить к скверику. Он старался понять, что умирают там враги и их не жалко. Но все равно в памяти всплывали страшные образы. Кусок буквально не лез ему в горло и мать начала на него ругаться.

Однажды утром мальчик проснулся и понял, что он может накормить людей. Не всех, кого-то одного, но как выбрать того самого? Он пошел на улицу, встретил одноклассника из многодетной семьи, старушку, мужчину. Все они были недостойны. В итоге Володя отдал хлеб «слону», тучному человеку, а тот жалобно стал умолять принести еще.

На следующий день мальчик принес хлеб и картошку на пустырь, там он отдал еду женщине Отрыжке и ее сыну. Это увидел отец Володи. Он не стал осуждать сына, только сказал, что всех не спасти.

О щедром мальчике узнали все, кто умирал от голода. Они толпились у дома Володи и умоляли дать еды. Это заставило Тенкова переосмыслить свою сытость и прогнать всех попрошаек. В итоге он стал кормить хлебом собаку, которая и была самым несчастным существом в мире.

Смысл произведения

После чтения любой книги нужно проводить анализ работы. Это позволяет лучше понять идею произведения, особенности сюжета. В рассказе писатель поднимает несколько проблем:

  • голод и его влияние на людей;
  • бесчеловечное отношение к ссыльным;
  • изображение периода коллективизации в стране.

Когда человек начинает читать «Хлеб для собаки», то видит описание того, как дети наблюдали за смертями людей. Они делали это больше из любопытства, но даже начальник станции замечал, что же вырастет из этих детей, если они любуются смертью.

Позже главный герой наблюдает за тем, на что идут люди из-за голода. Он пытается подкормить их и сталкивается с неодобрением отца. Революционер считал голодающих врагами, но Володя не мог в это поверить. Мальчик оказался меж двух огней: ему не хотелось расстраивать отца, но и людей делать врагами он не хотел.

Текст рассказа нужно читать полностью. В таком случае удастся лучше понять главную мысль произведения — нравственный выбор не всегда легко сделать. Володя должен был закрывать глаза на беды окружающих, как это делали другие, но он не мог.

Его доброта заставляла искать выход из ситуации. В школе по рассказу Тендрякова пишут изложения и делают пересказы. Его произведения могут приводиться в качестве аргумента на ЕГЭ.

1001student.ru

Владимир Тендряков. Произведения. ​Хлеб для собаки

Лето 1933 года.

У прокопченного, крашенного казенной охрой вокзального здания, за вылущенным заборчиком — сквозной березовый скверик. В нем прямо на утоптанных дорожках, на корнях, на уцелевшей пыльной травке валялись те, кого уже не считали людьми.

Правда, у каждого в недрах грязного, вшивого тряпья должен храниться если не утерян — замусоленный документ, удостоверяющий, что предъявитель сего носит такую-то фамилию, имя, отчество, родился там-то, на основании такого-то решения сослан с лишением гражданских прав и конфискацией имущества. Но уже никого не заботило, что он, имярек, лишенец, адмовысланный, не доехал до места, никого не интересовало, что он, имярек, лишенец, нигде не живет, не работает, ничего не ест. Он выпал из числа людей.

Большей частью это раскулаченные мужики из-под Тулы, Воронежа, Курска, Орла, со всей Украины. Вместе с ними в наши северные места прибыло и южное словечко «куркуль».

Куркули даже внешне не походили на людей.

Одни из них — скелеты, обтянутые темной, морщинистой, казалось, шуршащей кожей, скелеты с огромными, кротко горящими глазами.

Другие, наоборот, туго раздуты — вот-вот лопнет посиневшая от натяжения кожа, телеса колышутся, ноги похожи на подушки, пристроченные грязные пальцы прячутся за наплывами белой мякоти.

И вели они себя сейчас тоже не как люди.

Кто-то задумчиво грыз кору на березовом стволе и взирал в пространство тлеющими, нечеловечьи широкими глазами.

Кто-то, лежа в пыли, источая от своего полуистлевшего тряпья кислый смрад, брезгливо вытирал пальцы с такой энергией и упрямством, что, казалось, готов был счистить с них и кожу.

Кто-то расплылся на земле студнем, не шевелился, а только клекотал и булькал нутром, словно кипящий титан.

А кто-то уныло запихивал в рот пристанционный мусорок с земли…

Больше всего походили на людей те, кто уже успел помереть. Эти покойно лежали — спали.

Но перед смертью кто-нибудь из кротких, кто тишайше грыз кору, вкушал мусор, вдруг бунтовал — вставал во весь рост, обхватывал лучинными, ломкими руками гладкий, сильный ствол березы, прижимался к нему угловатой щекой, открывал рот, просторно черный, ослепительно зубастый, собирался, наверное, крикнуть испепеляющее проклятие, но вылетал хрип, пузырилась пена. Обдирая кожу на костистой щеке, «бунтарь» сползал вниз по стволу и… затихал насовсем.

Такие и после смерти не походили на людей — по-обезьяньи сжимали деревья.

Взрослые обходили скверик. Только по перрону вдоль низенькой оградки бродил по долгу службы начальник станции в новенькой форменной фуражке с кричаще красным верхом. У него было оплывшее, свинцовое лицо, он глядел себе под ноги и молчал.

Время от времени появлялся милиционер Ваня Душной, степенный парень с застывшей миной — «смотри ты у меня!».

— Никто не выполз? — спрашивал он у начальника станции.

А тот не отвечал, проходил мимо, не подымал головы.

Ваня Душной следил, чтоб куркули не расползались из скверика — ни на перрон, ни на пути.

Мы, мальчишки, в сам скверик тоже не заходили, а наблюдали из-за заборчика. Никакие ужасы не могли задушить нашего зверушечьего любопытства. Окаменев от страха, брезгливости, изнемогая от упрятанной панической жалости, мы наблюдали за короедами, за вспышками «бунтарей», кончающимися хрипом, пеной, сползанием по стволу вниз.

Начальник станции — «красная шапочка» — однажды повернулся в нашу сторону воспаленно-темным лицом, долго глядел, наконец изрек то ли нам, то ли самому себе, то ли вообще равнодушному небу:

— Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью. Что за мир станет жить после нас? Что за мир?..

Долго выдержать сквера мы не могли, отрывались от него, глубоко дыша, словно проветривая все закоулки своей отравленной души, бежали в поселок.

Туда, где шла нормальная жизнь, где часто можно было услышать песню:

Не спи, вставай, кудрявая!

В цехах звеня,

страна встает со славою

на встречу дня…

Уже взрослым я долгое время удивлялся и гадал: почему я, в общем-то впечатлительный, уязвимый мальчишка, не заболел, не сошел с ума сразу же после того, как впервые увидел куркуля, с пеной и хрипом умирающего у меня на глазах.

Наверное, потому, что ужасы сквера появились не сразу и у меня была возможность как-то попривыкнуть, обмозолиться.

Первое потрясение, куда более сильное, чем от куркульской смерти, я испытал от тихого уличного случая.

Женщина в опрятном и поношенном пальто с бархатным воротничком и столь же опрятным и поношенным лицом на моих глазах поскользнулась и разбила стеклянную банку с молоком, которое купила у перрона на станции. Молоко вылилось в обледеневший нечистый след лошадиного копыта. Женщина опустилась перед ним, как перед могилой дочери, придушенно всхлипнула и вдруг вынула из кармана простую обгрызенную деревянную ложку. Она плакала и черпала ложкой молоко из копытной ямки па дороге, плакала и ела, плакала и ела, аккуратно, без жадности, воспитанно.

А я стоял в стороне и — нет, не ревел вместе с ней — боялся, надо мной засмеются прохожие.

Мать давала мне в школу завтрак: два ломтя черного хлеба, густо намазанных клюквенным повидлом. И вот настал день, когда на шумной перемене я вынул свой хлеб и всей кожей ощутил установившуюся вокруг меня тишину. Я растерялся, не посмел тогда предложить ребятам. Однако на следующий день я взял уже не два ломтя, а четыре…

На большой перемене я достал их и, боясь неприятной тишины, которую так трудно нарушить, слишком поспешно и неловко выкрикнул:

— Кто хочет?!

— Мне шматочек, — отозвался Пашка Быков, парень с нашей улицы.

— И мне!.. И мне!.. Мне тоже!..

Со всех сторон тянулись руки, блестели глаза.

— Всем не хватит! — Пашка старался оттолкнуть напиравших, но никто не отступал.

— Мне! Мне! Корочку!..

Я отламывал всем по кусочку.

Наверное, от нетерпения, без злого умысла, кто-то подтолкнул мою руку, хлеб упал, задние, желая увидеть, что же случилось с хлебом, наперли на передних, и несколько ног прошлось по кускам, раздавило их.

— Пахорукий! — выругал меня Пашка.

И отошел. За ним все поползли в разные стороны.

На окрашенном повидлом полу лежал растерзанный хлеб. Было такое ощущение, что мы все вгорячах нечаянно убили какое-то животное.

Учительница Ольга Станиславна вошла в класс. По тому, как она отвела глаза, как спросила не сразу, а с еле приметной запинкой, я понял — она голодна тоже.

— Это кто ж такой сытый?

И все те, кого я хотел угостить хлебом, охотно, торжественно, пожалуй, со злорадством объявили:

— Володька Тенков сытый! Он это!..

Я жил в пролетарской стране и хорошо знал, как стыдно быть у нас сытым. Но, к сожалению, я действительно был сыт, мой отец, ответственный служащий, получал ответственный паек. Мать даже пекла белые пироги с капустой и рубленым яйцом!

Ольга Станиславна начала урок.

— В прошлый раз мы проходили правописание… — И замолчала. — В прошлый раз мы… — Она старалась не глядеть на раздавленный хлеб. — Володя Тенков, встань, подбери за собой!

Я покорно встал, не пререкаясь, подобрал хлеб, стер вырванным из тетради листком клюквенное повидло с пола. Весь класс молчал, весь класс дышал над моей головой.

После этого я наотрез отказался брать в школу завтраки.

Вскоре я увидел истощенных людей с громадными кротко-печальными глазами восточных красавиц…

И больных водянкой с раздутыми, гладкими, безликими физиономиями, с голубыми слоновьими ногами…

Истощенных — кожа и кости — у нас стали звать шкилетниками, больных водянкой — слонами.

И вот березовый сквер возле вокзала…

Я кой к чему успел привыкнуть, не сходил с ума.

Не сходил с ума я еще и потому, что знал: те, кто в нашем привокзальном березнячке умирал среди бела дня, — враги. Это про них недавно великий писатель Горький сказал: «Если враг не сдается, его уничтожают». Они не сдавались. Что ж… попали в березняк.

Вместе с другими ребятами я был свидетелем нечаянного разговора Дыбакова с одним шкилетником.

Дыбаков — первый секретарь партии в нашем районе, высокий, в полувоенном кителе с рублено прямыми плечами, в пенсне на тонком горбатом носу. Ходил он, заложив руки за спину, выгнувшись, выставив грудь, украшенную накладными карманами.

В клубе железнодорожников проходила какая-то районная конференция. Все руководство района во главе с Дыбаковым направлялось в клуб по усыпанной толченым кирпичом дорожке. Мы, ребятишки, за неимением других зрелищ тоже сопровождали Дыбакова.

Неожиданно он остановился. Поперек дорожки, под его хромовыми сапогами, лежал оборванец — костяк в изношенной, слишком просторной коже. Он лежал на толченом кирпиче, положив коричневый череп па грязные костяшки рук, глядел снизу вверх, как глядят все умирающие с голоду — с кроткой скорбью в неестественно громадных глазах.

Дыбаков переступил с каблука на каблук, хрустнул насыпной дорожкой, хотел было уже обогнуть случайные мощи, как вдруг эти мощи разжали кожистые губы, сверкнули крупными зубами, сипяще и внятно произнесли:

— Поговорим, начальник.

Обвалилась тишина, стало слышно, как далеко за пустырем возле бараков кто-то от безделья тенорит под балалайку:

Хорошо тому живется,

У кого одна нога,

Сапогов не много надо

И портошина одна.

— Аль боишься меня, начальник?

Из-за спины Дыбакова вынырнул, райкомовский работник товарищ Губанов, как всегда с незастегивающимся портфелем под мышкой:

— Мал-чать! Мал-чать!..

Лежащий кротко глядел на него снизу вверх и жутко скалил зубы. Дыбаков движением руки отмахнул в сторону товарища Губанова.

— Поговорим. Спрашивай — отвечу.

— Перед смертью скажи… за что… за что меня?.. Неужель всерьез за то, что две лошади имел? — шелестящий голос.

— За это, — спокойно и холодно ответил Дыбаков.

— И признаешься! Ну-у, заверюга…

— Мал-чать! — подскочил опять товарищ Губанов.

И снова Дыбаков небрежно отмахнул его в сторону.

— Дал бы ты рабочему хлеб за чугун?

— Что мне ваш чугун, с кашей есть?

— То-то и оно, а вот колхозу он нужен, колхоз готов за чугун рабочих кормить. Хотел ты идти в колхоз? Только честно!

— Не хотел.

— Почему?

— Всяк за свою свободушку стоит.

— Да не свободушка причина, а лошади. Лошадей тебе своих жаль. Кормил, холил — и вдруг отдай. Собственности своей жаль! Разве не так?

Доходяга помолчал, помигал скорбно и, казалось, даже готов был согласиться.

— Отыми лошадей, начальник, и остановись. Зачем же еще и живота лишать? — сказал он.

— А ты простишь нам, если мы отымем? Ты за спиной нож на нас точить не станешь? Честно!

— Кто знает.

— Вот и мы не знаем. Как бы ты с нами поступил, если б чувствовал — мы на тебя нож острый готовим?.. Молчишь?.. Сказать нечего?.. Тогда до свидания.

Дыбаков перешагнул через тощие, как палки, ноги собеседника, двинулся дальше, заложив руки за спину, выставив грудь с накладными карманами. За ним, брезгливо обогнув доходягу, двинулись и остальные.

Он лежал перед нами, мальчишками, — плоский костяк и тряпье, череп на кирпичной крошке, череп, хранящий человеческое выражение покорности, усталости и, пожалуй, задумчивости. Он лежал, а мы осуждающе его разглядывали. Две лошади имел, кровопиец! Ради этих лошадей стал бы точить нож на нас. «Если враг не сдается…» Здорово же его отделал Дыбаков.

И все-таки было жаль злого врага. Наверное, не только мне. Никто из ребятишек не заплясал над ним, не стал дразнить:

Враг-вражина,

Куркуль-кулачина

Кору жрет.

Вошей бьет,

С куркулихой гуляет

Ветром шатает.

Я садился дома за стол, тянулся рукой к хлебу, и память разворачивала картины: направленные вдаль, тихо ошалелые глаза, белые зубы, грызущие кору, клокочущая внутри студенистая туша, разверстый черный рот, хрип, пена… И под горло подкатывала тошнота.

Раньше мать про меня говорила: «На этого не пожалуюсь, что ни поставь — уминает, за ушами трещит». Сейчас она подымала крик:

— Заелись! С жиру беситесь!..

«С жиру бесился» я один, но если мать начинала ругаться, то всегда ругала сразу двоих — меня и брата. Брат был моложе на три года, в свои семь лет умел переживать только за самого себя, а потому ел — «за ушами трещит».

— Беситесь! Супу не хотим, картошки не хотим! Кругом люди черствому сухарю рады-радехоньки. Вам хоть рябчиков подавай.

О рябчиках я только читал стишки: «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй!» Объявить голодовку, вообще отказаться от еды я не мог. Во-первых, не разрешила бы мать. Во-вторых, тошнота тошнотой, картинки картинками, а есть-то мне все-таки хотелось, и вовсе не буржуйских рябчиков. Меня заставляли проглотить первую ложку, а уж дальше шло само собой, я расправлялся с обедом, вставал из-за стола отяжелевший.

Вот тут-то все и начиналось…

Мне думается, совести свойственно чаще просыпаться в теле сытых людей, чем голодных. Голодный вынужден больше думать о себе, о добывании для себя хлеба насущного, само бремя голода понуждает его к эгоизму. У сытого больше возможности оглянуться вокруг, подумать о других. Большей частью из числа сытых выходили идейные борцы с кастовой сытостью — Гракхи всех времен.

Я вставал из-за стола. Не потому ли в привокзальном сквере люди грызут кору, что я съел сейчас слишком много?

Но это же куркули грызут кору! Ты жалеешь?.. «Если враг не сдается, его уничтожают!» А это «уничтожают» вот так, наверное, и должно выглядеть черепа с глазами, слоновьи ноги, пена из черного рта. Ты просто боишься смотреть правде в глаза.

Отец как-то рассказывал, что в других местах есть деревни, где от голода умерли все жители до единого — взрослые, старики, дети. Даже грудные дети… Про них-то уж никак не скажешь: «Если враг не сдается…»

Я сыт, очень сыт — до отвала. Я съел сейчас столько, что, наверное, пятерым хватило бы спастись от голодной смерти. Не спас пятерых, съел их жизнь. Только чью — врагов или не врагов?..

А кто враг?.. Враг ли тот, кто грызет кору? Он им был — да! — но сейчас ему не до вражды, нет мяса на его костях, нет силы даже в его голосе…

Я съел весь свой обед сам и ни с кем но поделился.

Есть мне приходится по три раза в день.

Как-то под утро я внезапно проснулся. Мне ничего не приснилось, просто взял да открыл глаза, увидел комнату в загадочно-пепельном сумраке, за окном серенький, уютный рассвет.

Далеко на пристанционных путях заносчиво прокричала маневровая «овечка». Ранние синицы попискивали на старой липе. Скворец-папаша прочищал горло, пробовал петь по-соловьиному — бездарь! С болот на задах нежно, убеждающе закуковала кукушка. «Кукушка! Кукушка! Сколько мне жить?» И она роняет и роняет свое «ку-ку», как серебряные яички.

И все это происходит в удивительно покойных сереньких сумерках, в тесном, притушенном, уютном мире. В нечаянно вырванную у сна минуту я вдруг тихо радуюсь очевиднейшему факту — существует на белом свете некий Володька Тенков, человек десяти лет от роду. Существует — как это прекрасно! «Кукушка! Кукушка! Сколько мне?..» «Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку!..» Щедра без устали.

В это время далеко, где-то в самом конце нашей улицы загремело. Распарывая сонный поселок, приближалась расхлябанная телега, сминая серебряный голос кукушки, писк синиц, потуги бездарного скворца. Кто это и куда так сердито спешит в такую рань?..

И неожиданно меня ожгло: кто? да ясно! Об этих ранних поездках говорит весь поселок. Комхозовскнй конюх Абрам едет «собирать падалицу». Каждое утро он въезжает на своей телеге прямо в привокзальный березняк, начинает шевелить лежащих — жив или нет? Живых не трогает, мертвых складывает в телегу, как дровяные чурки.

Гремит расхлябанная телега, будит спящий поселок. Громит и стихает.

После нее не слышно птиц. Какую-то минуту просто никого и ничего не слышно. Ничего… Но странно — нет и тишины. «Кукушка! Кукушка!..» Ах, не надо! Не все ли равно, сколько лет проживу на свете? Да так ли уж мне хочется долго жить?..

Но словно ливень из-под крыши, обрушились проснувшиеся воробьи. Зазвенели ведра, раздались женские голоса, заскрипел ворот колодца.

— Крыши чинить! Дрова пилить! Помойки чистить! Любая работа! — Сильный, с вызовом баритон.

— Крыши чинить! Дрова пилить! Помойки чистить! — повторил мальчишеский альт.

Это тоже высланные куркули — отец и сын. Отец — высокий, костлявоплечистый, бородатый, сурово-важный, сын — жилисто-худенький, веснушчатый, очень серьезный, постарше меня года на два, на три.

Каждый наш день начинается с того, что они громко, в два голоса, почти высокомерно предлагают поселку чистить помойки.

Я не должен есть свои обеды один.

Я обязан с кем-то делиться.

С кем?..

Наверное, с самым, самым голодным, даже если он враг.

Кто — самый?.. Как узнать?

Не трудно. Следует пойти в березовый скверик и протянуть руку с куском хлеба первому же попавшемуся. Ошибиться нельзя, там все — самые, самые, иных нет.

Одному протянуть руку, а других не заметить?.. Одного осчастливить, а десятки обидеть отказом? И это будет воистину смертельная обида. Те, к кому рука не протянется, будут вывезены конюхом Абрамом.

Могут ли обойденные согласиться с тобой?.. Не опасно ли открыто протягивать руку помощи?..

Конечно же, я тогда думал не так, не такими словами, какими пишу сейчас, тридцать шесть лет спустя. Скорей всего я тогда вовсе не думал, а остро чувствовал, как животное, интуитивно угадывающее будущие осложнения. Не разумом, а чутьем тогда я осознал: благородное намерение — разломи пополам свой хлеб насущный, поделись с ближним — можно свершить только тайком от других, только воровски!

Я украдкой, воровски не доел то, что поставила передо мной на стол мать. Я воровски загрузил в свои карманы честно сэкономленные три куска хлеба, завернутый в газету комок пшенной каши величиной с кулак и чистый, совершенный, как кристалл, кусочек сахара-рафинада. Среди бела дня я вышел на воровское дело — на тайную охоту на самого, самого голодного.

Я встретил Пашку Быкова, с которым учился в одном классе, жил на одной улице, дружить не дружил, а враждовать остерегался. Я знал, что Пашка голоден всегда — днем и ночью, до обеда и после обеда. Семья Быковых — семь человек, все семеро живут на рабочие карточки отца, который работает сцепщиком на железной дороге. Но я не поделился с Пашкой хлебом — не самый…

Я встретил скрюченную бабку Обноскову, которая жила тем, что собирала на обочинах дорог, на полях, на опушках леса травки и корешки, сушила, варила, парила их… Другие такие одинокие старухи все поумирали. Я не поделился с бабкой — еще не самая.

Мимо меня протрусил Борис Исаакович Зильбербрунер в галошках, привязанных веревочками к грязным лодыжкам. Если б я встретил этого Зильбербрунера раньше, то, как знать, возможно, решил — тот самый. Недавно он был одним из шкилетников, торчащих возле столовки, но приноровился делать рыболовные крючки из проволоки, за них платили даже куриными яйцами.

Наконец я налетел на одного из шатающихся по поселку слонов. Широченный, что платяной шкаф, в просторном мужицком малахае цвета пахотной земли, в запорожской, казацкой шапке — грачиное гнездо, с пышными, голубовато-бледными ногами, которые при каждом шаге тряслись, как овсяный кисель, и смогли бы уместиться только каждая в банной лохани.

Может, и он был еще не тот самый… Продолжи я свою охоту, наверное, наскочил бы на более несчастного, но остатки обеда жгли меня сквозь карманы, требовали: делись немедля!

— Дяденька…

Он остановился, тяжело дыша, нацелил на меня со своей башенной высоты глаза-щелки.

Бледное раздутое лицо вблизи поражало неестественным гигантизмом — какие-то плавающие, словно дряблые ягодицы, щеки, низвергающийся на грудь подбородок, веки, совсем утопившие в себе глаза, широченная, натянутая до труппой синевы переносица. На таком лице ничего нельзя прочесть, ни страха, ни надежды, ни растроганности, ни подозрительности, — подушка.

Терзая карман, я неловко стал освобождать первый кусок хлеба.

Разглаженная физиономия дрогнула, туго надутая, с короткими, грязными, несгибающимися пальцами кисть протянулась, взяла кусок нежно, настойчиво, нетерпеливо. Так берет из руки хлеб теленок с теплым носом и мягкими губами.

— Спасибо, хлопчик, — сказал фистулой слон.

Я выложил ему все, что у меня было.

— Завтра… На пустыре… Возле штабелей… Что-нибудь еще… — пообещал я и кинулся прочь с облегченными карманами и облегченной совестью.

Весь день я был счастлив. Внутри, в подреберье, где живет душа, было прохладно и тихо.

На пустыре, возле штабелей… Да этот раз я нес восемь кусков хлеба, два ломтика сала, старую консервную банку, набитую тушеной картошкой. Все это я должен был съесть сам и не съел, сэкономил, когда отворачивалась мать.

Я бежал к пустырю вприпрыжку, придерживая обеими руками оттопыривающуюся на животе рубаху. Чья-то тень упала мне под ноги.

— Молодой человек! Молодой человек! Молю! Уделите минутку!..

Ко мне ли обращаются столь почтительно?..

Ко мне.

Поперек дороги стояла женщина в пыльной шляпке, известная всем по прозвищу Отрыжка. Она была не слонихой и не шкилетницей, просто инвалидкой, изуродованной какой-то странной болезнью. Все ее сухое тело неестественно измято, скрючено, вывернуто — плечики перекошены, спина откинута, маленькая птичья голова в замусоленной суконной шляпке с тусклым перышком где-то далеко позади всего тела. Время от времени эта голова делает отчаянное встряхивание, словно хозяйка собирается лихо воскликнуть: «Эх! И спляшу вам!» Но Отрыжка не плясала, а обычно начинала сильно-сильно подмигивать всей щекой.

Сейчас она подмигивала мне и говорила страстным, слезливым голосом:

— Молодой человек, поглядите на меня! Не стесняйтесь, не стесняйтесь, вниммательней!.. Вы когда-нибудь видели обиженное богом существо?.. — Она подмигивала и наступала на меня, я пятился. — Я больна, я беспомощна, но у меня дома сын… Я — мать, я люблю его всей душой, я готова на все, чтоб его накормить… Мы оба забыли вкус хлеба, молодой человек! Маленький кусочек, прошу вас!..

Веселое до жути подмигивание всей щекой, черная рука с грязной тряпочкой, чтоб промокнуть глаза… Откуда она узнала, что у меня под рубахой хлеб? Не сказал же ей слон, который ждет меня на пустыре. Слону выгодно молчать.

— Готова встать перед вами па колени. У вас такое доброе… у вас ангельское лицо!..

Как она узнала о хлебе? Нюхом? Колдовством?.. Я не понимал тогда, что не я один пытался подкормить ссыльных куркулей, что у всех простодушных спасителей было красноречиво воровское, виноватое выражение лица.

Устоять перед страстью Отрыжки, перед ее развеселым подмигиванием, перед скомканной грязной тряпицей я не мог. Я отдал весь хлеб с ломтиками сала, оставив вместе с банкой тушеной картошки только один кусок.

— Это я обещал…

Но Отрыжка пожирала сорочьими глазами консервную банку, трясла пыльной шляпкой с перышком, стонала:

— Мы гибнем! Мы гибнем! Я и мой сын — мы гибнем!..

Я отдал ей и картошку. Она засунула банку под кофту, жадно блеснула глазом на оставшийся в моей руке последний ломоть хлеба, дернула головой эх, спляшу! — еще раз подмигнула щекой, пошла прочь, накрененная набок, как тонущая лодка.

Я стоял и разглядывал хлеб в руке. Кусок был мал, завожен в кармане, помят, а ведь я сам позвал — приходи на пустырь, я заставил голодного ждать целые сутки, сейчас я ему поднесу такой вот кусочек. Нет, уж лучше не позориться!..

И я с досады — да и с голода тоже, — не сходя с места, съел хлеб. Он неожиданно был очень вкусен и… ядовит. Целый день после него я чувствовал себя отравленным: как я мог — вырвал изо рта у голодного! Как я мог!..

А утром, выглянув в окно, я похолодел. Под окном у нашей калитки торчал знакомый слон. Он стоял, облаченный в свой необъятный кафтан цвета свежевспаханного поля, сложив жабьи мягкие руки на тучном животе, ветерок шевелил грязный мех на его казацкой шапке, — недвижим и башнеподобен.

Я сразу почувствовал себя гадким лисенком, загнанным в нору собакой. Он может простоять до вечера, может так стоять и завтра и послезавтра, спешить ему некуда, а стояние обещает хлеб.

Я дождался, пока мать ушла из дому, забрался в кухню, отвалил от буханки увесистую горбушку, достал из мешка десяток крупных сырых картофелин и выскочил…

У пахотного кафтана были бездонные карманы, в которых, наверное, могли бы исчезнуть все наши семейные запасы хлеба.

— Сынку, нэ вирь подлой бабе. Немае у нэй никого. Ни сына нэма, ни дочкы.

Я и без него об этом догадывался — Отрыжка обманывала, но попробуй отказать ей, когда стоит перед тобой изломанная, подмигивает щекой и держит в руке грязную тряпицу, чтоб промокнуть глаза.

— Ой, лыхо, сынку, лыхо. Смэрть и та грэбуе… Ой, лыхо, лыхо. — Сипло вздыхая, он медленно отчалил, с натугой волоча пышные ноги по занозистым доскам поселкового тротуара, обширный, как стог, величественный, как обветшалый ветряк. — Ой, лыхо мни, лыхо…

Я повернулся к дому и вздрогнул: передо мной стоял отец, на гладко выбритой голове играет солнечный зайчик, тучновато-плотный, в парусиновой гимнастерке, перехваченной тонким кавказским ремешком с бляшками, лицо не хмурое и глаза не завешаны бровями — спокойное, усталое лицо.

Шагнул на меня, положил на мое плечо тяжелую руку и надолго загляделся куда-то в сторону, наконец спросил:

— Ты дал ему хлеба?

— Дал.

И он снова вглядывался в даль.

Я люблю своего отца и горжусь им.

О великой революции, о гражданской войне сейчас поют песни и складывают сказки. Это о моем отце поют, о нем складывают сказки!

Он из тех солдат, которые первыми отказались воевать за царя, арестовали своих офицеров.

Он слышал Ленина на Финском вокзале. Он видел его стоящим на броневике, живым — не на памятнике.

Он был в гражданскую комиссаром Четыреста шестнадцатого ревполка.

У него на шее рубец от колчаковского осколка.

Он получил в награду именные серебряные часы. Их потом украли, но я сам держал их в руках, видел надпись на крышке: «За проявленную храбрость в боях с контрреволюцией»…

Я люблю отца и горжусь им. И всегда боюсь его молчания. Сейчас вот помолчит и скажет: «Я всю жизнь воюю с врагами, а ты их подкармливаешь. Не предатель ли ты, Володька?»

Но он тихо спросил:

— Почему этому? Почему не другому?

— Этот подвернулся…

— Подвернется другой — дашь?

— Н-не знаю. Наверное, дам.

— А хватит ли у нас хлеба накормить всех?

Я молчал и смотрел в землю.

— У страны не хватает на всех-то. Чайной ложкой море не вычерпаешь, сынок. — Отец легонько подтолкнул меня в плечо. — Иди играй.

Знакомый слон начал вести со мной молчаливый поединок. Он подходил под наше окно и стоял, стоял, стоял, застывший, неряшливый, лишенный лица. Я старался не глядеть на него, терпел, и… слон выигрывал. Я выскакивал к нему с куском хлеба или холодной картофельной оладьей. Он получал дань и медлительно удалялся.

Однажды, выскочив к нему с хлебом и хвостом трески, выловленным из вчерашней похлебки, я вдруг обнаружил, что под нашим забором на пыльной траве валяется еще один слон, укрытый извоженной, когда-то черной железнодорожной шинелью. Он лишь приподнял навстречу мне нечесаную, в колтунах и болячках голову, прохрипел:

— Ма-а-льчик! По-ми-раю!..

И я увидел, что это правда, отдал ему кусок вареной трески.

На следующее утро под нашим забором лежали еще три шкилетника. Я попадал уже в полную осаду, я теперь не мог уже ничего вынести, чтобы откупиться. Пятерых не подкормишь от своих обедов и завтраков, да и запасов у матери на всех недостанет.

Брат бегал смотреть на гостей, возвращался возбужденно-радостный:

— Еще один шкилетник к Володьке приполз!

Мать ругалась:

— Лежку устроили, словно мы всех богаче. Прикормили паразитов, ироды!

Как всегда, она ругала сразу двоих, хотя брат был не виновен ни сном ни духом. Мать ругалась, но выйти и отогнать голодных куркулей не решалась. Молча проходил мимо голодного лежбища и мой отец. Мне он не сказал в упрек ни единого слова.

Мать приказала:

— Вот кувшин — за квасом в столовку сбегай. И быстро мне!

Делать нечего, я принял из ее рук стеклянный кувшин.

Сквозь калитку на волю я проскочил беспрепятственно, не вялым слонам и не еле ползающим шкилетиикам перехватить меня.

Я долго толкался в столовке-чайной, покупал квас. Квас был настоящий, хлебный — никак не витаминный морс, — потому продавался не каждому, кто захочет, а только по спискам. Но торчи не торчи, а возвращаться надо.

Они меня ждали. Все лежачие сейчас торжественно стояли на ногах. Каскады заплат, медь кожи сквозь прорехи, зловещие оскалы заискивающих улыбок, знойные глаза, безглазые физиономии, тянущиеся ко мне руки, тощие, как птичьи лапы, круглые, как мячи, и надтреснутые, шершавые голоса:

— Хлопчик, хлебца…

— По крошечке…

— Помираю, ма-а-альчик. Перед смертью куснуть…

— Хошь, руку свою съем? Хошь? Хошь?..

Я стоял перед ними и прижимал к груди холодный кувшин с мутным квасом.

— Хле-ебца-а…

— Корочку…

— Хошь, руку свою?..

И вдруг со стороны, энергично тряся пером на шляпке, налетела Отрыжка:

— Молодой человек! Молю! На коленях молю!

Она действительно упала передо мной на колени, заламывая не только руки, но и спину и голову, подмигивая куда-то вверх, в синее небо, господу богу.

И это была уже лишка. У меня потемнело в глазах. Из меня рыдающим галопом вырвался чужой, дикий голос:

— Ухо-ди-те! Уходи-те!! Сволочи! Гады! Кровопийцы!! Уходите!

Отрыжка деловито поднялась, стряхнула мусор с юбки. Остальные, разом потухнув, опустив руки, начали поворачиваться ко мне спинами, расползаться без спешки, вяло.

А я не мог остановиться, кричал рыдающе:

— Уходи-те!!

С инструментом на плечах подошли работяги — бородатый, степенный отец с конопатым, очень серьезным сыном, который был старше меня только на два года. Сын небрежно двинул подбородком в сторону разбредавшихся куркулей:

— Шакалы.

Отец важно кивнул в знак согласия, и они оба с откровенным презрением посмотрели на меня, встрепанного, заплаканного, нежно прижимающего к груди кувшин с квасом. Я для них был не жертва, которой нужно сочувствовать, а один из участников шакальей игры.

Они прошли. Отец нес на прямом плече пилу, и та гнулась под солнцем широким полотнищем, выплескивала беззвучные молнии, шаг — и вспышка, шаг и вспышка.

Наверное, моя истерика была воспринята доходягами как полное излечение от мальчишеской жалости. Никто уже больше не выстаивал возле нашей калитки.

Я излечился?.. Пожалуй. Теперь бы я не вынес куска хлеба слону, стой тот перед моим окном хоть до самой зимы.

Мать ахала и охала — ничего не ем, худею, синячищи под глазами… Она трижды на день устраивала мне пытку:

— Опять уставился в тарелку? Опять не угодила? Ешь! Ешь! На молоке сварена, масла положила, посмей только отвернуться!

Из муки, хранившейся к праздникам, она пекла мне пироги с капустой и рубленым яйцом. Я очень любил эти пироги. Я их ел. Ел и страдал.

Теперь я всегда просыпался перед рассветом, никогда не пропускал стука телеги, которую гнал конюх Абрам к привокзальному скверику.

Гремела утренняя телега…

Не спи, вставай, кудрявая!

В цехах звеня…

Гремела телега — знамение времени! Телега, спешившая собрать трупы врагов революционного отечества.

Я слушал ее и сознавал: я дурной, неисправимый мальчишка, ничего не могу с собой поделать — жалею своих врагов!

Как-то вечером мы сидели с отцом дома на крылечке.

У отца в последнее время было какое-то темное лицо, красные веки, чем-то он напоминал мне начальника станции, гулявшего вдоль вокзального сквера в красной шапке.

Неожиданно внизу, под крыльцом, словно из-под земли выросла собака. У нее были пустынно-тусклые, какие-то непромыто желтые глаза и ненормально взлохмаченная на боках, на спине, серыми клоками шерсть. Она минуту-другую пристально глядела на нас своим пустующим взором и исчезла столь же мгновенно, как и появилась.

— Что это у неё шерсть так растет? — спросил я.

Отец помолчал, нехотя пояснил:

— Выпадает… От голода. Хозяин ее сам, наверное, с голодухи плешивеет.

И меня словно обдало банным паром. Я, кажется, нашел самое, самое несчастное существо в поселке. Слонов и шкилетников нет-нет да кто-то и пожалеет, пусть даже тайком, стыдясь, про себя, нет-нет да и найдется дурачок вроде меня, который сунет им хлебца. А собака… Даже отец сейчас пожалел не собаку, а ее неизвестного хозяина — «с голодухи плешивеет». Сдохнет собака, и не найдется даже Абрама, который бы ее прибрал.

На следующий день я с утра сидел на крыльце с карманами, набитыми кусками хлеба. Сидел и терпеливо ждал — не появится ли та самая…

Она появилась, как и вчера, внезапно, бесшумно, уставилась на меня пустыми, немытыми глазами. Я пошевелился, чтоб вынуть хлеб, и она шарахнулась… Но краем глаза успела увидеть вынутый хлеб, застыла, уставилась издалека на мои руки — пусто, без выражения.

— Иди… Да иди же. Не бойся.

Она смотрела и не шевелилась, готовая в любую секунду исчезнуть. Она не верила ни ласковому голосу, ни заискивающим улыбкам, ни хлебу в руке. Сколько я ни упрашивал — не подошла, но и не исчезла.

После получасовой борьбы я наконец бросил хлеб. Не сводя с меня пустых, не пускающих в себя глаз, она боком, боком приблизилась к куску. Прыжок — и… ни куска, ни собаки.

На следующее утро — новая встреча, с теми же пустынными переглядками, с той же несгибаемой недоверчивостью к ласке в голосе, к доброжелательно протянутому хлебу. Кусок был схвачен только тогда, когда был брошен на землю. Второго куска я ей подарить уже не мог.

То же самое и на третье утро, и на четвертое… Мы не пропускали ни одного дня, чтоб не встретиться, но ближе друг другу не стали. Я так и не смог приучить ее брать хлеб из моих рук. Я ни разу не видел в ее желтых, пустых, неглубоких глазах какого-либо выражения — даже собачьего страха, не говоря уже о собачьей умильности и дружеской расположенности.

Похоже, я и тут столкнулся с жертвой времени. Я знал, что некоторые ссыльные питались собаками, подманивали, убивали, разделывали. Наверное, и моя знакомая попадала к ним в руки. Убить ее они не смогли, зато убили в ней навсегда доверчивость к человеку. А мне, похоже, она особенно не доверяла. Воспитанная голодной улицей, могла ли она вообразить себе такого дурака, который готов дать корм просто так, ничего не требуя взамен… даже благодарности.

Да, даже благодарности. Это своего рода плата, а мне вполне было достаточно того, что я кого-то кормлю, поддерживаю чью-то жизнь, значит, и сам имею право есть и жить.

Не облезшего от голода пса кормил я кусками хлеба, а свою совесть.

Не скажу, чтоб моей совести так уж нравилась эта подозрительная пища. Моя совесть продолжала воспаляться, но не столь сильно, не опасно для жизни.

В тот месяц застрелился начальник станции, которому по долгу службы приходилось ходить в красной шапке вдоль вокзального скверика. Он не догадался найти для себя несчастную собачонку, чтоб кормить каждый день, отрывая хлеб от себя.

Биография

Произведения

Критика

Ключевые слова: Владимир Тендряков,​Хлеб для собаки,творчество Владимира Тендрякова,произведения Владимира Тендрякова,скачать произведения Владимира Тендрякова,скачать бесплатно,читать текст,русская литература 20 в.

md-eksperiment.org

Краткое содержание Хлеб для собаки Тендряков для читательского дневника

В начале произведения автор описывает воспоминания из детства, которые происходили в послереволюционную эпоху. Вспоминает, как он с ребятами, наблюдал в скверике смерть зажиточных крестьян, сосланных в Сибирь, которые так и не добрались до места назначения.

Владимир был из семью служащего, который получал хороший паек. Однако, мальчик знал, что быть не голодным это стыдно. Он, втайне от родителей, выносил остатки еды «куркулям». С каждым днем число попрошаек возрастало. Однажды, сорвавшись, мальчик прогоняет их.

Ночами Володя не может уснуть, потому что жалеет своих врагов. Как-то вечером, сидя с отцом на крылечке у дома, мальчик увидел собаку с пустыми желтыми глазами. У нее была неестественно взлохмаченная шерсть, отец объяснил, что шерсть выпадает от голода. Неожиданно появившаяся собака убегает.

Володя понял, что наконец-то нашел существо, которое нуждается в его помощи. На следующий день мальчик стал поджидать одинокую и голодную собаку у ворот. Собака появилась, он стал подзывать ее, маня куском хлеба. Изнеможенное животное долго не решалось подойти. После получаса уговоров собака все таки схватила хлеб и исчезла.

То же самое повторялось и в последующие дни, собака приходила, съедала брошенный хлеб, но не верила в искренние намерения мальчика и не сближалась с ним. Володя знал, что многие ссыльные питались собаками, видимо ей удалось от них сбежать, однако доверие к людям у нее исчезло навсегда.

В этом рассказе автор сумел не только поведать о своих детских переживаниях, но и пробудил сострадание в сердцах читателей.

Оцените произведение: Голосов: 111

Читать краткое содержание Тендряков - Хлеб для собаки. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Картинка или рисунок Тендряков - Хлеб для собаки

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Мнимый больной Мольера

    Арган сидит за столом и проверяет счета аптекаря. Он зовет Туанетту, служанку. Она претворяется, что стукнулась головой. Арган ругает ее, говорит убрать счета со стола.

  • Краткое содержание Шукшин Срезал

    Василий Шукшин Макарович был советским кинорежиссером, сценаристом. Рассказ «Срезал», раскрывает мировоззрение самого автора. Глеб Капустин является главным героем рассказа. Глеб проживает в деревне Новая, работает на пилораме

  • Краткое содержание Платонов Усомнившийся Макар

    Главный герой произведения Макар Ганушкин. Ему противопоставлен другой герой по имени Лев Чумовой. Первый из них очень талантлив, имеет золотые руки, но не силен в уме, а другой самый умный среди жителей села, но ничего не умеет делать.

  • Краткое содержание Паустовский Собрание чудес

    В рассказе К.Г. Паустовского герой отправляется в путешествие к озеру Боровое вместе с деревенским мальчишкой Ваней, рьяным защитником леса. Путь их лежит через поле и село Полково с удивительно высокими крестьянами

  • Краткое содержание Васильев Великолепная шестерка

    История начинается с того, что компания молодых людей из шести человек мчится на лошадях. Это были ребята из пионерского лагеря, в котором закончилась смена. Им так понравилось кататься, что друзья запланировали такую же прогулку и на следующий день

chitatelskij-dnevnik.ru

В. Тендряков "Хлеб для собаки". Какое краткое содержание, о чем рассказ?

Рассказ Владимира Тендрякова "Хлеб для собаки" читается быстро, но впечатления тяжелые.

В поселке при железнодорожной станции живет мальчик Володя. В голодные годы всеобщей коллективизации в их семье достаток, они не голодают. Каждый день мама готовит еду и дает Володе с собой в школу завтрак. Мальчик пытался делится едой с одноклассниками, но перестал - два его куска хлеба с повидлом не могли накормить весь голодный класс.

В березовом скверике рядом с вокзалом собираются выброшенные с эшелонов ссыльные, обессилевшие от голода. Здесь их называют "куркулями", но на куркулей они совсем не похожи. Они ждут своей смерти, превращаясь в скелеты, или разбухая от водянки. Мальчишки бегают смотреть на их мучения, не понимая, что эти ужасы им видеть нельзя.

Володя не может есть дома мамину еду, понимая, что в это время в скверике умирают люди, обреченные на голодную смерть. Он мучается, его совесть не дает ему покоя и он решается отдавать доходягам-куркулям часть своей еды. К нему привязывается сначала больная женщина, потом огромный, отекший от голода ссыльный. Наконец целая толпа "куркулей" собирается каждый день под окнами его дома.

Володя в отчаянии, в ужасе, что накормить все он не в силах, в безысходности, кричит на них и прогоняет. Эта вспышка гнева и ужаса заставляет его еще больше страдать от совестливости и несправедливости мира, невозможности противостоять Системе, обрекшей миллион людей на жестокую смерть.

Но Володю спасает собака. Случайно она забредает в их двор, худющая, с облезшей клочками шерстью. Володя приносит хлеб и манит собаку, но та не подходит. Желтыми пустым глазами он смотрит на кусочек хлеба, но не двигается с места, готовая убежать при малейшем движении в ее сторону. Много людей ее обманывало, многие хотели ее смерти, чтобы утолить свой голод и потому она никому не верит. Мальчик бросает хлеб на землю. Он исчезает мгновенно и собака тоже.

Так она приходит каждый вечер, но не подпускает к себе. Для мальчика Володи эта чужая собака стала спасением. Он кормил свою совесть, чтобы не сойти с ума.

Писатель в конце рассказа приводит цифры Голодомора. Нам, живущим сейчас в достатке, даже в излишестве, трудно представить, что за этими цифрами, за миллионами людей чьи-то родственники, деды и прадеды - наши предки. Там наша причина наших сегодняшних бед и проблем, нашей страны. За это нас ненавидит Европа. Мы расплачиваемся за грехи Системы.

www.bolshoyvopros.ru

Хлеб для собаки

Да, этот рассказ о голоде в СССР 30-ых годов прошлого столетия.
Да, этот рассказ о совести.

Подаёте ли Вы милостыню? Подкармливаете ли животных на улице? Какое место занимает добро в Вашей жизни?
Говорят, что все мы делаем добрые дела для того, чтобы усмирить свою совесть. Это обозначает, что я не прошёл мимо и не закрыл глаза на трагедию другого. Или же делаем добрые дела, чтобы это добро потом вернулось нам. И это правда. Но ведь только в доброте и проявляется человеческое начало, в этом можно обнаружить Человека, а не существо. В сущности, не так важно описание этих мотивов, как важно то, чтоб человек оставался человеком. Цинизм, прагматизм, реализм - это хорошо, но важно не растерять свои добрые качества.
Три обстоятельства определили страшные размеры катастрофы 1932-1933 годов и тяжелейшие условия существования сельского населения в последующие годы: падение производства, рост заготовок, репрессии против крестьянства. Русский народ голодал и голодает не по собственной воле, а по вынужденным обстоятельствам и т.н. "закаливание характера" - это лишь следствие. А в ту секунду обычный мальчик из обеспеченной семьи считает и верит, что его кусок хлеба может спасти хоть одну жизнь на земле. Из таких мальчиков вырастают настоящие мужчины. Он понимал, что накормить всех людей он не сможет, а душа требовала благих дел, чтобы среди голода, сырости и трупов не сойти с ума. Этот маленький мальчик очень точно прочувствовал, как мне кажется, что это не его заслуга того, что он из достаточно обеспеченной семьи, и на фоне людских страданий этот факт не давал ему покоя, ведь он страдал меньше других! Разве эти мысли и переживания десятилетнего, вчерашнего сорванца не могут не трогать за живое? Страшно так становится - почему одним всё, другим ничего? Приходит бессмысленное осознание - мир не исправишь.

А мне вполне было достаточно того, что я кого-то кормлю, поддерживаю чью-то жизнь, значит, и сам имею право есть и жить.

Володя мог отдать лишь хлеб, не деньги, а лишь кусок еды, той, которую сейчас никто из нас и не ценит. Но он знал, что отдав одному, другой человек останется голодный. И тогда он сделал ещё один поступок, достойный человека. Он отдал этот хлеб собаке. *Тут, конечно, может появиться много вопросов, но я считаю, что этот поступок действительно достойный.* Ему хотелось помогать, чтобы не опуститься до уровня зажиточных куркулей. Всем известно, что добро к нам возвращается. И этот маленький ребёнок оказался бОльшим Человеком, чем некоторые пожившие на свете. Ребёнку все интересно, и он смотрит на мир широко открытыми глазами и с улыбкой. Он всегда всем рад помочь. Но проходит некоторое время, и большинство таких добрых, хороших детей, вырастая, становятся продуктами своего времени.Чтобы чего-то добиться в жизни, нужно быть жестким, бескомпромиссным, идти напролом, - вот современные идеалы. Не так ли? Как от всего этого устаешь. Хочется видеть рядом просто людей, а не бесчувственных машин. И хочется верить, что такие дети (а позже уже и взрослые) как Володя существуют на земле. Ненавидеть проще простого, а любить дано не каждому. А любовь к людям начинается с любви к животным.
Володя - герой, не иначе. Человек, относящийся к тем людям, благодаря которым ещё существует человечество.

www.livelib.ru

План-конспект урока по литературе (11 класс) на тему: Конспект урока литературы 11 класс. Тема: «Тревожная совесть Владимира Тендрякова» (по рассказу «Хлеб для собаки»)

Конспект урок литературы в 11 классе

Тема: «Тревожная совесть Владимира Тендрякова» (по рассказу «Хлеб для собаки»)

Цели:

-способствовать пониманию историко-философского смысла рассказа;

-воспитывать чувство ответственности за свои действия, быть внимательным по отношению к любому живому существу, прислушиваться к голосу своей совести;

-развивать умение выделять главное, находить ключевые слова;

-формировать аналитические, исследовательские умения

Тип урока: интегрированный (история, русский язык, обществознание, литература)

Ход урока

Организационный момент

Слово учителя

Сегодня мы отойдем от привычного анализа текста и начнем наше занятие с просмотра нескольких слайдов.

Презентация «Счастливые люди в счастливой стране»

Это история нашей страны, определённый этап в истории нашей страны. Конспект, написанный государством, которое обещало сделать каждого человека сытым, богатым, счастливым.

Но существуют и другие конспекты, написанные теми, кто жил в советской стране в тот период, о котором государство предпочитало молчать. Конспекты тех, кто выжил. Конспекты людей, прошедших испытание голодом.

Презентация «Голод в

увиделя куркуля, с пеной и хрипом умирающего у меня на глазах» 1932-1933»

30-е годы являются объектом споров, в них есть всё: грандиозный рывок страны от сохи и лаптей к могучему государству, и срывы, трагедия перенапряжения, вирус страха. Сегодня мы увидим это на примере рассказа Владимира Тендрякова «Хлеб для собаки»

        Тема голода не нова для русской литературы. В произведениях Некрасова, Тургенева, Короленко, Чехова и других авторов мы встречали классические ситуации: ты сыт, а рядом голодные. Это ранит твое сердце. Когда голоден ты и голодны твои мать и сестра, потому что в блокадном Ленинграде не хватает продовольствия.

        Но в рассказе Тендрякова ситуация особенно трагична. Это рассказ о самой страшной войне: войне против своего народа. Голод 1932-1933 годов был организованным голодом. В стране были вполне достаточные запасы хлеба, чтобы спасти людей, но, тем не менее, вымирали целые деревни: мужчины, женщины, грудные младенцы.

Рассказ Тендрякова воспроизводит атмосферу ненависти , в которой жила страна, ненависти к внутренним врагам, которую внедряли в людей, объявляя её высшей формой человечности. Через всю жизнь пронес память об увиденном герой рассказа Тендрякова, хотя его лично голод даже не задел.

Аналитическая беседа.

        «Уже взрослым, я долгое время удивлялся и гадал: почему я, в общем –то впечатлительный, уязвимый мальчишка, не заболел, не сошел с ума сразу же после того, как впервые

Какой ответ дает сам автор?

«Наверное, потому, что ужасы сквера появились не сразу, и у меня была возможность как – то попривыкнуть, обмозолиться»

Что значит «обмозолиться»?

Привыкнуть, притерпеться к боли, свыкнуться с ней, очерстветь, огрубеть

У Достоевского: «Ко всему подлец–человек привыкает. Поплачет, поплачет и привыкнет»

Какова роль вводного слова в этом предложении?

Неуверенность, предположение

Значит, все не так просто? Что помешало ему обмозолиться?

Ему было стыдноза то, что он сытый. Его мучила совесть.

Словарная работа.

А что такое совесть, по-вашему?

Внутренний закон; то, что руководит человеком и т.д.

Запись на доске: совесть-нравственная категория + внутренний закон и состояние души

Вспомните фразы, устойчивые сочетания, в состав которых входит слово совесть.

Нет совести, мучает совесть, укоры совести, больная совесть.

Больная совесть. ..Когда человек болен, он пытается вылечить свою болезнь, избавиться от нее. Совесть Володи Тенковабольна? А он пытался ее вылечить? Как?

Несет хлеб в школу, понимает, что всем не хватит и приносит еще больше. Мальчишки голодны и поэтому неаккуратны. Хлеб истерзан и растопчен.

Что удивило, потрясло Володю в этой ситуации?

Учительница не враг, но она тоже голодна и готова так же, как и женщина на улице упасть на колени и съесть хлеб

Что тон еще предпринимает?

«Слон» (поначалу все складывается хорошо, но потом появляютсяи другие куркули, а всех накормить он не сможет)

Запись на доске: несёт хлеб в школу, «слон»

Мальчишка загнан в угол. Число попрошаек стало расти, и тогда случился срыв - «излечение», как его назвал автор. «Сволочи! Гады! Кровопийцы! Уходите!..» Простые, распространенные в жизненном обиходе слова, но так ярко и выразительно передают они эмоциональный надрыв ребенка, его страх, протест, боль. Ведь они не живут, совести нет.

        Опять неудача, болит совесть, нет лекарства. В чем же спасение?

Работа с текстом.

Давайте попробуем проанализировать отрывок.

«Не облезшего от голода пса кормил я кусками хлебы, а свою совесть. Не скажу, чтобы моей совести так уж нравилась эта подозрительная пища. Моя совесть продолжала воспаляться, но не столь сильно, не опасно для жизни».

Найдите ключевые слова в этом отрывке.

Кормил кусками хлеба…свою совесть…, совесть продолжала воспаляться… но не опасно для жизни

Так исцелился?

Нет, успокоил

Успокоил, но через 36 лет снова вернулся к этой истории и с болью, страданием, мукой вспоминает этот страшный, голодный, жестокий год, потому что совесть, тогда пробужденная, жила в нем все эти годы и мучила его.

Ребята, как вы считаете, нужны ли такие рассказы современному читателю?

Да, потому что это наша история. Потому что он учит нас быть в ответе за каждый наш поступок.

Итог урока.

Думаю, что слова, сказанные героем А.П.Чехова, в одном из его рассказов, созвучны нашей беседе и нашей сегодняшней жизни. Я бы хотела, чтобы вы взяли их себе на вооружение.

        «Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда-болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других».

nsportal.ru


Смотрите также